Каким знаком можно обозначить историю

История математических обозначений — Википедия

каким знаком можно обозначить историю

Посмотрев на одни только значки на корпусе ноутбука, можно сделать Эти простые символы послужили наглядным обозначением «выключено» и « включено». По одной из версий, округлая форма знака «ноль» родилась в Одно небольшое открытие, а какой поворот в истории. Тутъ, чтобъ обозначить весь предметъ, выбирается одинъ признакъ его, можно возвести къ грубымъ, примитивнымъ изображеніямъ (рис. подъ покрываломъ для какой нибудь охотничьей продѣлки, плп для того, чтобъ представшть пзъ себя лебедя; у погъ перваго два лебедя или спмволическихъ знака. История · Компьютеры · Будущее · Примечания — Эмпирические законы для .. Идея о том, что операции есть нечто, что можно в какой-то форме На этом фрагменте бумаги можно увидеть знак интеграла.

Роза ветров или компасная роза также символизирует четыре стороны света вместе с промежуточными направлениями. Тем самым она разделяет символическое значение круга, центра, креста и лучей солнечного колеса.

Они считали, что такой талисман поможет им вернуться домой. В наше время розу ветров воспринимают как символ путеводной звезды.

Колесо с 8 спицами Дата возникновения: Египет, Ближний Восток, Азия. Колесо — символ солнца, символ космической энергии. Почти во всех языческих культах колесо являлось атрибутом солнечных богов, оно символизировало жизненный цикл, постоянное перерождение и обновление.

В современном индуизме колесо означает бесконечное совершенное завершение. В буддизме колесо символизирует восьмеричный путь спасения, космос, колесо сансары, симметрию и совершенство дхармы, динамику мирных перемен, время и судьбу.

Карта Таро Колесо Фортуны продолжает изображать эти фигуры. Уроборос — змей, пожирающий собственный хвост, символ вечности и бесконечности, а также цикличности жизни, чередования жизни и смерти. Именно так воспринимали уробороса в Древнем Египте и Древней Греции.

В христианстве символ изменил свое значение, так как в Ветхом Завете змей символизировал зло. Таким образом, древние евреи установили между уроборосом и змеем из Библии знак равенства.

В гностицизме уроборос олицетворяет одновременно и добро, и зло. Серп и молот Дата возникновения: СССР и различные коммунистические партии мира Значение: Молот со средних веков являлся ремесленной эмблемой. Во второй половине XIX века молот стал символом европейского пролетариата.

В русской геральдике серп означал жатву и урожай, и часто использовался в гербах различных городов. Но с года эти два знака соединяются в один, приобретая новый смысл.

Серп и молот стали символом правящего рабочего класса, союза рабочих и крестьян. Автором серпа и молота как единого символа стал художник Евгений Камзолкин. Он работал над созданием плаката к празднованию Дня солидарности трудящихся в году. Мысль к художнику пришла спонтанно. Серп и молот в тот же день послали из Замоскворечья в Моссовет, и там отвергли все другие эскизы: Далее этот символ был перенесён на государственный герб Советского Союза, а имя художника было забыто на долгие годы.

Вспомнили о нём лишь только в послевоенное время. Евгений Камзолкин жил спокойной жизнью в Пушкино и не претендовал на авторские отчисления за столь котируемый символ.

Государственный знак качества СССР

Европейские страны, особенно — Франция. По легенде, королю франков Хлодвигу ангел вручил золотую лилию после того, как тот обратился в христианство. Но лилии стали объектом почитания гораздо раньше. Египтяне считали их символом чистоты и невинности. В Германии верили, что лилия символизирует загробную жизнь и искупление грехов. В Европе, до эпохи Возрождения, лилия была знаком милосердия, правосудия и сострадания.

Она считалась королевским цветком. Сегодня лилия — устоявшийся знак в геральдике. Последние исследования показали, что геральдическая лилия, в ее классическом виде, на самом деле является стилизованным изображением ириса. После завоевания Константинополя мусульманами, полумесяц стал прочно ассоциироваться с исламом.

Во многих религиях полумесяц символизирует постоянное возрождение и бессмертие. Христиане почитали полумесяц как знак Девы Марии, а в западной Азии верили, что серп луны является знаком космических сил. Полумесяц со звездой означал рай.

Двуглавый орел Дата возникновения: Шумер, Хеттское царство, Евразия. В Шумере двуглавый орел имел религиозное значение. Он был солярным символом — одним из образов солнца.

Приблизительно с XIII века до н. Двуглавого орла чеканили на монетах Золотой Орды, в Византии он был символом династии Палеологов, правившей с го до й год. Двуглавый орел изображался на гербе Священной Римской Империи. По сей день этот символ является центральным изображением гербов многих стран, в том числе — России.

Начиная с древних шумеров, этот знак использовала почти каждая цивилизация Значение: Пятиконечная звезда считается знаком защиты. Звезда до сих пор активно используется как в религии, так и в символике разных стран.

Первые изображения датируются годом до н. Исключительно редко встречается у египтян. Из-за того, что свастику использовали в фашистской Германии, этот символ начал стойко ассоциироваться с нацизмом, не смотря на изначальный символ знака.

Всевидящее око Дата возникновения: Европа, Азия, Океания, Древний Египет. В Древнем Египте аналогом Всевидящего ока являлся Уаджет глаз Гора или око Ракоторый символизировал различные аспекты божественного устройства мира. Всевидящее око, вписанное в треугольник, являлось символом масонства.

Вольные каменьщики почитали число три как символ троицы, а глаз, расположенный в центре треугольника, символизировал сокрытую истину.

После зарождения христианства, крест распространился на весь мир. В Древнем Египте крест считался божественным знаком и символизировал жизнь. В Ассирии крест, заключенный в кольцо, был символом бога Солнца. В обычном текстовом InputForm в Mathematica все подобные неоднозначности решены простым путём: Но заглавная "I" не очень то и похожа на то, чем обозначается Sqrt[-1] в математических текстах. И что с этим делать?

И вот ключевая идея: Можно было бы подумать: Ну, это бы точно сбивало с толку.

каким знаком можно обозначить историю

Итак, значит, должно быть два "i". Как должна выглядеть особая версия этого символа? У нас была идея — использовать двойное начертание для символа. Мы перепробовали самые разные графические представления. Но идея с двойным начертанием оказалась лучшей. В некотором роде она отвечает традиции в математике обозначать специфичные объекты двойным начертанием. Так, к примеру, прописная R могла бы быть переменной в математических записях. А вот R с двойным начертанием — уже специфический объект, которым обозначают множество действительных чисел.

Таким образом, "i" с двойным начертанием есть специфичный объект, который мы называем ImaginaryI. Вот как это работает: Идея с двойным начертанием решает множество проблем. В том числе и самую большую — интегралы. Допустим, вы пытаетесь разработать синтаксис для интегралов. Один из ключевых вопросов — что может означать "d" в интеграле?

Что, если это параметр в подынтегральном выражении? Всё становится очень просто, если использовать DifferentialD или "d" с двойным начертанием. И получается хорошо определённый синтаксис. Оказывается, что требуется всего лишь несколько маленьких изменений в основании математического обозначения, чтобы сделать его однозначным. Потому что вы можете просто ввести что-то, состоящее из математических обозначений, в свободной форме, и оно будет прекрасно понято системой.

И это то, что мы реализовали в Mathematica 3. Конечно, чтобы всё работало так, как надо, нужно разобраться с некоторыми нюансами.

К примеру, иметь возможность вводить что бы то ни было эффективным и легко запоминающимся путём. Мы долго думали над. И мы придумали несколько хороших и общих схем для реализации подобного. Одна из них — ввод таких вещей, как степени, в качестве верхних индексов.

Наличие ясного набора принципов подобных этому важно для того, чтобы заставить всё вместе работать на практике. Вот как мог бы выглядеть ввод довольно сложного выражения: Но мы можем брать фрагменты из этого результата и работать с. И смысл в том, что это выражение полностью понятно для Mathematica, то есть оно может быть вычислено.

Из этого следует, что результаты выполнения Out — объекты той же природы, что и входные данные Inто есть их можно редактировать, использовать их части по отдельности, использовать их фрагменты в качестве входных данных и так далее. Чтобы заставить всё это работать, нам пришлось обобщить обычные языки программирования и кое-что проанализировать. Однако, вероятно, более важно то, что мы внедрили поддержку двумерных структур. Так, помимо префиксных операторов, имеется поддержка оверфиксных операторов и прочего.

Если вы посмотрите на это выражение, вы можете сказать, что оно не совсем похоже на традиционную математическую нотацию. Но оно очень близко. И оно несомненно содержит все особенности структуры и форм записи обычной математической нотации. И важная вещь заключается в том, что ни у кого, владеющим обычной математической нотацией, не возникнет трудностей в интерпретации этого выражения.

Конечно, есть некоторые косметические отличия от того, что можно было бы увидеть в обычном учебнике по математике. К примеру, как записываются тригонометрические функции, ну и тому подобное.

Однако я готов поспорить, что StandardForm в Mathematica лучше и яснее для представления этого выражения.

И в книге, которую я писал много лет о научном проекте, которым я занимался, для представления чего бы то ни было я использовал только StandardForm. Однако если нужно полное соответствие с обычными учебниками, то понадобится уже что-то другое. И вот другая важная идея, реализованная в Mathematica 3: Любое выражение я всегда могу сконвертировать в TraditionalForm. И в действительности TraditionalForm всегда содержит достаточно информации, чтобы быть однозначно сконвертированным обратно в StandardForm.

Но TraditionalForm выглядит практически как обычные математические обозначения. Со всеми этими довольно странными вещами в традиционной математической нотации, как запись синус в квадрате x вместо синус x в квадрате и так далее. Так что насчёт ввода TraditionalForm? Вы могли заметить пунктир справа от ячейки [в других выводах ячейки были скрыты для упрощения картинок — прим.

Они означают, что есть какой-то опасный момент. Однако давайте попробуем кое-что отредактировать. Мы прекрасно можем всё редактировать. Давайте посмотрим, что случится, если мы попытаемся это вычислить. В любом случае, всё равно продолжим. Что ж, система поняла, что мы хотим.

Фактически, у нас есть несколько сотен эвристических правил интерпретации выражений в традиционной форме. И они работают весьма хорошо. Достаточно хорошо, чтобы пройти через большие объёмы устаревших математических обозначений, определённых, скажем, в TEX, и автоматически и однозначно сконвертировать их в осмысленные данные в Mathematica. И эта возможность весьма вдохновляет.

Потому что для того же устаревшего текста на естественном языке нет никакого способа сконвертировать его во что-то значимое. Однако в математике есть такая возможность. Конечно, есть некоторые вещи, связанные с математикой, в основном на стороне выхода, с которыми существенно больше сложностей, чем с обычным текстом.

Часть проблемы в том, что от математики часто ожидают автоматической работы. Нельзя автоматически сгенерировать много текста, который будет достаточно осмысленным. Однако в математике производятся вычисления, которые могут выдавать большие выражения. Так что вам нужно придумывать, как разбивать выражение по строкам так, чтобы всё выглядело достаточно аккуратно, и в Mathematica мы хорошо поработали над этой задачей.

И с ней связано несколько интересных вопросов, как, например, то, что во время редактирования выражения оптимальное разбиение на строки постоянно может меняться по ходу работы.

И это значит, что будут возникать такие противные моменты, как если вы печатаете, и вдруг курсор перескакивает. Что ж, эту проблему, полагаю, мы решили довольно изящным образом. Была забавная анимация, которая появляется на мгновение, когда курсор должен передвинуться. Возможно, вы её заметили. Однако если бы вы печатали, вы бы, вероятно, и не заметили бы, что курсор передвинулся назад, хотя вы могли бы её и заметить, потому что эта анимация заставляет ваши глаза автоматически посмотреть на это место.

С точки зрения физиологии, полагаю, это работает за счёт нервных импульсов, которые поступают не в зрительную кору, а прямо в мозговой ствол, который контролирует движения глаз. Итак, эта анимация заставляет вас подсознательно переместить свой взор в нужное место. Таким образом, мы смогли найти способ интерпретировать стандартную математическую нотацию.

Означает ли это, что теперь вся работа в Mathematica должна теперь проводиться в рамках традиционных математических обозначений? Должны ли мы ввести специальные символы для всех представленных операций в Mathematica? Таким образом можно получить весьма компактную нотацию. Но насколько это разумно? Будет ли это читаемо? Пожалуй, ответом будет. Думаю, тут сокрыт фундаментальный принцип: А кому-то не нужны специальные обозначения.

А кто-то пользуется в Mathematica FullForm. Однако с этой формой весьма утомительно работать. Другая возможность заключается в том, что всему можно присвоить специальные обозначения. Получится что-то наподобие APL или каких-то фрагментов математической логики. Вот другой пример из оригинальной статьи Тьюринга, в которой содержатся обозначения для универсальной машины Тьюринга, опять-таки — пример не самой лучшей нотации.

Она тоже относительно нечитабельная. Думаю, эта проблема очень близка к той, что возникала при использовании очень коротких имён для команд. Ранние версии Unix весьма здорово смотрелись, когда там было небольшое количество коротких для набора команд.

И через какое-то время было уже большое количество команд, состоящих из небольшого количества символов. И большинство простых смертных не смогли бы их запомнить. И всё стало выглядеть совершенно непонятным.

Та же ситуация, что и с математической или другой нотацией, если на то пошло. Люди могут работать лишь с небольшим количеством специальных форм и символов. Возможно, с несколькими десятками. Соизмеримым с длиной алфавита. А если дать им больше, особенно все и сразу, в голове у них будет полная неразбериха.

Это следует немного конкретизировать. Вот, к примеру, множество различных операторов отношений. Но большинство из них по сути состоят из небольшого количества элементов, так что с ними проблем быть не. Конечно, принципиально люди могут выучить очень большое количество символов. Потому что в языках наподобие китайского или японского имеются тысячи иероглифов.

Однако людям требуется несколько дополнительных лет для обучения чтению на этих языках в сравнении с теми, которые используют обычный алфавит. Если говорить о символах, кстати, полагаю, что людям гораздо легче справится с какими-то новыми символами в качестве переменных, нежели в качестве операторов.

И весьма занятно рассмотреть этот вопрос с точки зрения истории. Один из наиболее любопытных моментов — во все времена и практически без исключения в качестве переменных использовались лишь латинские и греческие символы. Ну, Кантор ввёл алеф, взятый из иврита, для своих кардинальных чисел бесконечных множеств.

И некоторые люди утверждают, что символ частной производной — русская д, хотя я думаю, что на самом деле это не. Однако нет никаких других символов, которые были бы заимствованы из других языков и получили бы распространение. Кстати, наверняка вам известно, что в английском языке буква "e" — самая популярная, затем идёт "t", ну и так далее.

И мне стало любопытно, каково распределение по частоте использования букв в математике. Потому я исследовал сайт MathWorldв котором содержится большое количество математической информации — более 13 записей, и посмотрел, каково распределение для различных букв [к сожалению, эту картинку, сделанную Стивеном, не удалось осовременить — прим.

Можно увидеть, что "e" — самая популярная. И весьма странно, что "a" занимает второе место. Я немного рассказал об обозначениях, которые в принципе можно использовать в математике. Так какая нотация лучше всего подходит для использования? Большинство людей, использующих математическую нотацию, наверняка задавались этим вопросом. Однако для математики нет никакого аналога, подобного "Современному использованию английского языка" Фаулера для английского языка. Была небольшая книжка под названием Математика в печати, изданная AMS, однако она в основном о типографских приёмах.

В результате мы не имеем хорошо расписанных принципов, аналогичным вещам наподобие инфинитивов с отдельными частицами в английском языке. Если вы используете StandardForm в Mathematica, вам это больше не потребуется.

Потому что всё, что вы введёте, будет однозначно интерпретировано. Однако для TraditionalForm следует придерживаться некоторых принципов. К примеру, не писатьпотому что не совсем ясно, что это означает. Будущее Чтобы закончить, позвольте мне рассказать немного о будущем математической нотации.

Какой, к примеру, должна бы быть новая нотация? В какой-нибудь книге символов будет содержаться около символов, популярных в тех или иных областях и не являющимися буквами языков. И с правильным написанием символов, многие из них могли бы идеально сочетаться с математическими символами. Для чего же их использовать? Первая приходящая на ум возможность — нотация для представления программ и математических операций. В Mathematica, к примеру, представлено довольно много текстовых операторов, используемых в программах.

И я долгое время считал, что было бы здорово иметь возможность использовать для них какие-то специальные символы вместо комбинаций обычных символов ASCII [последние версии Mathematica полностью поддерживают Unicode — прим. Оказывается, иногда это можно реализовать весьма.

Поскольку мы выбрали символы ASCII, то часто можно получить некоторые символы, очень близкие по написанию, но более изящные. И это всё реализуемо за счёт того, что парсер в Mathematica может работать в том числе и со специальными символами.

Я часто размышлял о том, как бы расширить всё. И вот, постепенно появляются новые идеи.

Каждый Знак Зодиака Скрывает Монстра! А Какой у Тебя?

Обратите внимание на знак решёткиили номерной знак, или, как его ещё иногда называют, октоторп, который мы используем в тех местах, в которые передаётся параметр чистой функции. Он напоминает квадрат с щупальцами. И в будущем, возможно, он будет обозначаться симпатичным квадратиком с маленькими засечками, и будет означать место для передачи параметра в функцию.

И он будет более гладким, не похожим на фрагмент обычного кода, чем-то вроде пиктограммы. Насколько далеко можно зайти в этом направлении — представлении вещей в визуальной форме или в виде пиктограмм?

Ясно, что такие вещи, как блок-схемы в инженерии, коммутативные диаграммы в чистой математике, технологические схемы — все хорошо справляются со своими задачами.

По крайней мере до настоящего момента. Но как долго это может продолжаться? Не думаю, что уж очень долго. Думаю, некоторые приближаются к некоторым фундаментальным ограничениям людей в обработке лингвистической информации. Когда языки более или менее контекстно-свободные, имеют древовидную структуру, с ними можно многое сделать. Наша буферная память из пяти элементов памяти и что бы то ни было спокойно сможет их разобрать.

Конечно, если у нас будет слишком много вспомогательных предложений даже на контекстно-свободном языке, то будет вероятность исчерпать стековое пространство и попасть впросак. Но, если стек не будет заходить слишком глубоко, то всё будет работать как. Но что насчёт сетей?

24 символа всех времён и народов, которые навсегда останутся в истории

Можем ли мы понимать произвольные сети? Я имею в виду — почему у нас должны быть только префиксные, инфиксные, оверфиксные операторы? Почему бы операторам не получать свои аргументы через какие-то связи внутри сети? Меня особенно интересовал этот вопрос в контексте того, что я занимался некоторыми научными вопросами касательно сетей.

И мне действительно хотелось бы получить некоторое языковое представление для сетей. Но не смотря на то, что я уделил этому вопросу довольно много времени — не думаю, что мой мозг смог бы работать с подобными сетями так же, как с обычными языковыми или математическими конструкциями, имеющими одномерную или двумерную контекстно-свободную структуру. Так что я думаю, что это, возможно, то место, до которого нотация не сможет добраться.

Вообще, как я упоминал выше, это частый случай, когда язык или нотация ограничивают наше пространство мыслимого. Итак, что это значит для математики? В своём научном проекте я разрабатывал некоторые основные обобщения того, что люди обычно относят к математике.

И вопрос в том, какие обозначения могут быть использованы для абстрактного представления подобных вещей.

Что ж, я не смог пока что полностью ответить на этот вопрос. Однако я обнаружил, что, по крайней мере в большинстве случаев, графическое представление или представление в виде пиктограмм гораздо эффективнее обозначений в виде конструкций на обычных языках. Возвращаясь к самому началу этого разговора, ситуация напоминает то, что происходило тысячи лет в геометрии. В геометрии мы знаем, как представить что-то в графическом виде. Ещё со времён древнего Вавилона.

И чуть более ста лет назад стало ясно, как можно формулировать геометрические задачи с точки зрения алгебры. Однако мы всё ещё не знаем простого и ясного способа представлять геометрические схемы в обозначениях на естественном языке. И моя догадка состоит в том, что практически все эти математические вещи лишь в небольшом количестве могут быть представлены в обозначениях на естественном языке. Однако мы — люди — легко воспринимаем лишь эти обозначения на естественном языке. Так что мы склонны изучать те вещи, которые могут быть представлены этим способом.

Конечно, подобные вещи не могут быть тем, что происходит в природе и вселенной. Но это уже совсем другая история. Так что я лучше закончу на. Примечания В ходе обсуждения после выступления и во время общения с другими людьми на конференции возникло несколько моментов, которые следовало бы обсудить.

Эмпирические законы для математических обозначений При изучении обычного естественного языка были обнаружены различные историко-эмпирические законы.

Пример — Закон Гриммакоторые описывает переносы в согласных на индоевропейских языках. Мне было любопытно, можно ли найти подобные историко-эмпирические законы для математического обозначения. Дана Скотт предложила такой вариант: Как пример, в 60 годах 19 века часто каждый компонент вектора именовался отдельно.

Но затем компоненты стали помечать индексами — как ai.

24 символа всех времён и народов, которые навсегда останутся в истории

И вскоре после этого — в основном после работ Гиббса — векторы стали представлять как один объект, обозначаемый, скажем, как или a. С тензорами всё не так. Нотацию, избегающую явных индексов, обычно называют координатно-свободной. И подобная нотация — частое явление в чистой математике. Однако в физике данный подход считается слишком абстрактным, потому явные индексы используются повсеместно. В отношении функций так же имеется тенденция явно не упоминать параметры.

В чистой математике, когда функции рассматриваются через сопоставления, они часто упоминаются лишь по своему имени — просто f, без каких-либо параметров. Однако это будет хорошо только тогда, когда у функции только один параметр. Когда параметров несколько, обычно становится непонятно, как будут работать те потоки данных, которые ассоциированы с параметрами.

Однако, ещё в х годах 20 века было показано, что можно использовать так называемые комбинаторы для определения подобных потоков данных без какого-либо явного указания параметров.

Комбинаторы не использовались в основных течениях математики, однако время от времени становились популярными в теории вычислений, хотя их популярность заметно поубавилась из-за несовместимости с идеей о типах данных. Комбинаторы довольно легко задать в Mathematica через задание функции с составным заголовком. Вот как можно определить стандартные комбинаторы: Никакие переменные не требуются.

Проблема заключается в том, что выражения получаются непонятными, и с этим ничего не поделать. Я пытался найти какие-то способы для более ясного представления их и сопряжённых с ними вычислений. Я добился небольшого прогресса, однако нельзя сказать, что задача была решена. Печатные обозначения против экранных Некоторые спрашивали о разнице в возможностях печатных и экранных обозначений. Чтобы можно было понимать обозначения, они должны быть похожими, и разница между ними не должна быть очень большой.

Но есть некоторые очевидные возможности. Во-первых, на экране легко можно использовать цвет. Можно было бы подумать, что было каким-то образом удобно использовать разные цвета для переменных. Мой опыт говорит о том, что это удобно для разъяснения формулы.

Однако всё станет весьма запутанным, если, к примеру, красному x и зелёному x будут соответствовать разные переменные. Другая возможность состоит в том, чтобы иметь в формуле какие-то анимированные элементы. Полагаю, что они будут столь же раздражающими, как и мигающий текст, и не будут особо полезными.

Пожалуй, идея получше — иметь возможность скрывать и разворачивать определённые части выражения — как группы ячеек в ноутбуке Mathematica. Тогда будет возможность сразу получить представление обо всём выражении, а если интересны детали, то разворачивать его далее и далее. Письменные обозначения Некоторые могли бы подумать, что я уж слишком много времени уделил графическим обозначениям.

Хотелось бы прояснить, что я нахожу довольно затруднительным графические обозначения обычных математических действий и операций.

В своей книге A New Kind of Science я повсеместно использую графику, и мне не представляется никакого другого способа делать то, что я делаю.

И в традиционной науке, и в математике есть множество графических обозначений, которые прекрасно работают, пускай и в основном для статичных конструкций. Джек Килби Jack Kilby — человек, получивший Нобелевскую премию за открытие интегральной микросхемы Электрическое состояние и работа логических элементов характеризовались уровнями сигналов на его входах и выходе.

Сигнал небольшого или нулевого напряжения, уровень которого не превышал некоторого значения 0,3—0,4 Вв соответствии с двоичной системой счисления было принято называть логическим нулём 0а сигнал более высокого напряжения по сравнению с логическим нулём — логической единицей 1.

Размер лампового телевизора, равно как и его вес, по современным меркам были огромными: Переключение между каналами осуществлялось с помощью массивного селектора каналов ПТК, или переключателя телевизионных каналов в восьмидесятых годах этот элемент канул в Лету, уступив более надежным кнопочным переключателям и невероятно удобным ИК-пультам ДУ.

Эта деталь удивительным образом схожа с аналогичным элементом на современных плеерах и всяческой бытовой технике. Объединив эти два символа, мы получим знакомый всем логотип кнопки включения. Официально стандарт обозначения кнопки включения устройства был утвержден в году Международной электротехнической комиссией International Electrotechnical Commission. Знаку в виде вертикальной линии на фоне разорванного круга было дано несколько расплывчатое определение: Для современного человека ноль и единица — это самые базовые средства счета.

Человек учится считать не с нуля, а с единицы. Поэтому, например, древние греки или римляне в своей системе счета не знали цифры ноль. Египтяне, шумеры и китайцы неосознанно использовали ноль, но не как цифру, а как пустоту, место для заполнения внутри числа.

Знак деления — Википедия

Ноль, равно как и прочие цифры, не совсем корректно называемые сегодня арабскими, берут свое начало в Индии, где была создана десятичная система счисления с цифрами, которые после незначительных изменений обрели знакомый сегодня вид. Если сравнить написание цифр древними индийцами и арабскую систему цифр, можно увидеть, что, например, 2 и 5 в современном написании гораздо больше похожи на индийские символы.

Первое свидетельство возникновения цифры ноль можно увидеть на стене храма в центральной Индии, в крепости Гвалиор.

Там можно найти надписи на санскрите, датируемые примерно девятым веком хотя, вероятно, ноль использовался древнеиндийскими математиками еще раньше. Они содержат новый знак в виде круга. Многие из них предпочитали делать вычисления с помощью каких-то предметов. Так, например, в Китае для счета использовали счетные палочки.

В Индии для решения задач использовались камни. То ли культурный аспект стимулировал научные изыскания у людей того времени, то ли наоборот — математические выкладки заставили их углубиться в философские размышления. Одно небольшое открытие, а какой поворот в истории человечества — от нового удобного способа счета до символа кнопки включения любого прибора! Режим обеспечивал быстрый запуск и экономил время на настройку некоторых опций устройств.

Поломав голову, дизайнеры предложили очень удачное сравнение — человеческий сон. Во время ночного отдыха функциональность живого организма замедляется, но при этом возможно быстрое пробуждение и активная деятельность. Изображение курсора появилось на экране вместе с изобретением первого компьютерного манипулятора — мыши.

Свою работу над мышкой Дуглас Энгельбарт Douglas Engelbart начал еще в году. Работать ему было очень сложно, поскольку манипулятор создавался для устройств узкой специализации.

В то время компьютеров как таковых, можно сказать, не было, и представление о том, как они будут выглядеть, только-только начинало формироваться. И, понятное дело, возникла необходимость в точном позиционировании объектов на экране. Изобретатель первой компьютерной мышки может служить примером для тех, кто не чувствует уверенности в своих силах.

В глазах сегодняшних пользователей Энгельбарт выглядит гением, ведь его открытие пережило самого автора, став основным человеко-машинным интерфейсом на ближайшие десятилетия. Безусловно, Дуглас был очень изобретательным и проницательным, однако свои таланты этот человек развивал, собирая и тщательно анализируя труды. И кстати, он не был наделен сверхспособностями в схемотехнике. Несмотря на то, что отец Энгельбарта держал магазин по продаже и ремонту радиоприемников, изобретатель мыши признался в одном интервью, что сам попытался сделать лишь несколько детекторных приемников, но ни один из них так и не заработал.

Неизвестно, была бы придумана компьютерная мышь, если бы Дуглас не прочел труд американского инженера Вэнивара Буша Vannevar Bush. Энгельбарту и его коллегам удалось воплотить в реальность многие из идей Вэнивара. Изобретение мыши было лишь маленькой частью амбициозного проекта по расширению человеческого интеллекта, который в оригинале носил название Augmenting human intellect.

За этим громким названием стоит детальная разработка структуры компьютера и формирование принципов общения пользователя с устройством. Энгельбарт собрал команду ученых и единомышленников, которая составила отдел Augmentation Research Centre при Стэнфордском исследовательском институте.

В сохранившемся до наших дней техническом описании проекта можно увидеть множество точных и поразительных предсказаний относительно компьютерной техники. В рамках этого проекта Энгельбарт утверждал, что компьютер должен состоять из клавиатуры, ЭЛТ-экрана, мыши, также он рассказывает о базовых принципах работы с файлами и папками.

В книгах и прессе часто говорят, что Дуглас сам назвал свое устройство мышью, но это не.

каким знаком можно обозначить историю

Во время работы над ним кто-то в лаборатории заметил, что манипулятор с хвостом-проводом похож на живого грызуна, и название прижилось. Однако, как утверждал сам Энгельбарт, кто именно из его коллег первым догадался назвать компьютерную мышку мышкой, никто и не помнит. Долгое время команда Дугласа Энгельбарта экспериментировала с дизайном манипулятора.

Для этого, например, они развернули провод, так, чтобы он шел от пользователя к компьютеру. В первых версиях компьютерного манипулятора он выводился в сторону пользователя, что приводило к тому, что провод путался под рукой и мешал. Сперва кнопка была одна, но Дуглас хотел сделать более функциональный манипулятор, в идеале — с пятью кнопками, под каждый палец руки. Однако с этой идеей ничего не получилось, и пришлось оставить максимальное количество кнопок, с которыми было удобно работать, — три.

Нехватку клавиш на мыши предлагалось компенсировать дополнительным пятикнопочным клавиатурным блоком. Но на практике этот модуль оказался сложным в освоении, так как пользователю нужно было запомнить большое число сочетаний клавиш.

Некоторое время Энгельбарт искал спонсоров своих разработок и даже вел переговоры с NASA, однако крупнейшее космическое агентство не заинтересовалось его изобретением из-за того, что мышь не работала должным образом в условиях невесомости. Так, например, в далеком году совсем молодой инженер Ральф Бенджамин Ralph Benjamin сконструировал для британского флота первый трекбол roller ball, выполняющий функции указателя точки на радаре. Во время войны Ральф потерял родителей в ходе геноцида евреев, а сам был вынужден бежать из Германии в Швейцарию, а позже и в Англию.

В возрасте 91 года профессор Ральф Бенджамин с огромным удовольствием рассказывает журналистам, что изобрел курсор за двадцать лет до Энгельбарта. По замыслу военных, она должна была собирать информацию с сенсоров на разных кораблях и выводить их на экран. Оператор мог просматривать данные о кораблях с места боевых действий, выбирая их манипулятором.

Но когда трекбол был сделан, стало понятно, что это устройство слишком опережает свое время, а доработка и без того дорогой системы DATAR бюджет составил почти два миллиона канадских долларов требует еще большего финансирования. Пока на другой стороне планеты думали, что им делать с этим трекболом, в СССР с по год сконструировали и запустили в работу первую протомышь, которая, само собой, тоже использовалась военными структурами. Согласно информации из специальной учебной литературы, она была предназначена для полуавтоматического съема, автоматической передачи, обобщения и отображения данных о воздушной обстановке на индикаторных устройствах системы, приборного наведения истребителей-перехватчиков на воздушные цели противника, управления войсками ПВО и взаимодействия с.

Говоря проще, эта система позволяла сопровождать до 40 целей в том числе и своих перехватчиков и наводить перехватчики на несколько целей одновременно. На этом снимке показан макет аппаратуры автоматизированной системы управления радиолокационного поста ВПу. Чем не двухкнопочная мышь? Да и функции этот инструмент выполняет практически те же самые. И все это — задолго до официальной демонстрации изобретения Дугласа Энгельбарта. Наземная система автоматического наведения на цель самолетов-перехватчиков в США Semi-Automatic Ground Environmentсозданная приблизительно в это же время, также имела манипулятор-пистолет, которым можно было водить непосредственно по радару.

Но вернемся все-таки к курсору. Первыми его могли увидеть участники Осенней объединенной компьютерной конференции Fall Joint Computer Conference 9 декабря года. Первый курсор в виде стрелочки указывал положение на экране, где выполнялось редактирование текста.

Но если вы внимательно всмотритесь в изображение первого курсора, то заметите, что он несколько отличается от современного указателя на экране монитора.

Он прямой, в отличие от привычного нам курсора, который имеет наклон в левую сторону. Зачем же его наклонили? Спустя некоторое время после изобретения мыши команда Augmentation Research Centre стала распадаться, часть ученых перешла в Xerox PARC, где продолжила совершенствовать манипулятор.