Аккорды но однажды в толпе не знакомый проход

Глеб Филиппов. Авторская песня х (Сборник песен с гитарными аккордами)

Я б отвез тебя- черта беглого, да в толпе не понять кто чей. . А однажды, утром ранним, вдруг отьехать от перрона прямо в сторону А себя, то есть свой портрет, подарю знакомым, или повешу на толстый гвоздь в комнате. Как на ладони ляжет цепь последних дней Где нет прохода отвсякой дряни. Я на радио однажды позвонил, Когда будет твиста не пошел. В эфире женщины, которые поют и рокерам проходу не дают. 17 мая в А кто может написать текст песни "Дикая кошка"? . всюду мелькают знакомые лица. Мне любера .. На острове бродит всю ночь толпа. Но девочка не отвечает и смотрит в потолок неподвижными, 3 Но однажды утром девочка просыпается немного бодрее, чем всегда. танцуют, поют под музыку, складывают слова из больших картонных букв. Городовой идет среди толпы и уговаривает ее: Господа, прошу разойтись.

Мой зверь лесной, мой добрый зверь, Постой поверь! Я все волнуюсь, все бегу, И выстрел жду я каждый день, Ведь я — олень. И выстрел жду я каждый день, Ведь я — олень. Пусть мир и звезды — все вокруг, Но мы невзапны, как испуг, И обретаем красоту, Лишь на лету И обретаем красоту, Лишь на лету Contributed by David Kachuck dkachuck nando.

Согласитесь, ведь никак не обойтись без этой капли, Что на помощь нам спешит в пору засухи души. На жестокосердной почве не растут — уж это точно!

T-Fest - Не забывай

Милосердия цветы и деревья красоты. Сердце бъется от рыданий неисполненных желаний, А дождинки этой роль — поубавить эту боль. Ну а то, что мне, бродяге, не хватает этой влаги, Так всегда — чем больше пъешь, тем острее жажды нож. Сколько б тучи и печали нашу жизнь не омрачали, Как бы не старался век сотворить из нас калек. Что ж — на этот самый случай дан нам веры хлеб горючий, Соль любви, что так сладка, и надежды два глотка… Первый менестрель Am H7 E7 Am Скажи, скажи мой брат, зачем сто лет подряд Dm G C E7 Ты не приемлешь общего веселья?

Скажи, скажи, мой свет, виновен ли поэт За то, что совестью терзается всечастно. Не укротить содом ни словом, ни пером, Тем более, когда оно прекрасно. Скажи, скажи, мой друг, неужто замкнут круг, Где наша участь, как арена, нестерпима. И вот в неравный бой выходим мы с тобой, Как гладиаторы времен упадка Рима. Но есть исход и точка для отсчета От поры, где первый был раскат, От той прямой, где нету поворота, Где крылья вырастают для полета, Для счастья, как в народе говорят.

И не страшась опасности сорваться, Не рассчитавши прочности запас, Все жаждешь наблюдаться, надышаться В дождях волос и в запахе акаций Желая утонуть в который. Но этот вечный бой, увы, не вечен, И неизвестно за каким углом Назначит смерть положенную встречу, И снявший шпляпу, скажет добрый вечер, Пора, мой друг, покинуть этот дом.

Да будет так и все, куда не гляну, Ликует звук и дышет светотень. Не умираем мы, а как не странно, Искать уходом синюю поляну, Воздушный шар и затянувший день. Буду жить от вечеринки к вечеринке. А потом чтоб я ослеп. А потом чтоб я оглох, Мы продолжим воскресенье в понедельник. Нелегко тому кто мнит себя кумиром, Или к власти пробирается чуть свет, Да лучше просто быть случайным пассажиром. А потом чтоб я оглох, А потом чтоб я ослеп, Только выпивший не в меру править миром.

Даже поздняя любовь меня не греет Только валится на голову как снег Я в последний раз в любви подставлю шею А потом чтоб я оглох, А потом чтоб я ослеп, Я устрою ей последний день Помпеи. А потом чтоб я оглох, А потом чтоб я ослеп, Я устрою ей последний день Помпеи. А когда меня настигнет час последний Отшумит в душе земной переполох На меня костюм наденьте самый летний А потом пусть я ослеп, А потом пусть я оглох, Подымусь я, чтобы выпить попоследней. А потом пусть я ослеп, А потом пусть я оглох, Подымусь я, чтобы выпить попоследней.

Если падает пером из рук пота, Оставляя за собой прощальный след, Значит песенька его недаром спета, Значит даже если я оглох, Значит даже если я ослеп, Много выпито было, но слишком мало сЪето.

Значит даже если я оглох, Значит даже если я ослеп, Много выпито было, но слишком мало сЪето. Что нам земля зелена, Что нам любимые обЪятия? Здесь обретая свободу без края една Мы с облаками как братья. Это биение крыл Там по ночам только снится Здесь все забыто, лишь душу восторг озарил Здесь мы с тобой только птицы.

Вот мы летим и летим Только бы не возвращаться Господи дай надышаться простором твоим Вольностью дай надышаться. Но побеждает меня Грозной земли тяготение И как расплата за взлеты минувшего дня Наша свобода — падение.

Да мы не птицы, а жаль. Ненависть юным уродует лица, Ненависть просится из берегов, Ненависть жаждет и хочет напиться Черною кровью врагов.

Да, нас ненависть в плен захватила сейчас, Но не злоба нас будет из плена вести, Не слепая, не черная ненависть в нас, Свежий ветер нам высушит слезы у глаз Справедливой и подлинной ненависти. Ненависть - ей переполнена чаша, Ненависть требует выхода, ждет. Но благородная ненависть наша Рядом с любовью живет. Вот мой соперник-рыцарь Круглого Стола. Чужую грудь мне под копьё король послал! Но в сердце нежное её Моё направлено копьё; Мне наплевать на королевские дела!

Вот герб его-там плаха и петля. Но будет дырка там, как в днище корабля. Он самый первый фаворит, К нему король благоволит, Но мне сегодня наплевать на короля! Простит мне Бог, я презираю короля! Ах, как волнуется король! Но мне, ей Богу, наплевать на короля!

Теперь всё кончено, пусть отдохнут поля. Вот хлещет кровь его на стебле ковыля. Король от бешенства дрожит, Но мне она принадлежит! Мне так сегодня наплевать на короля! Нет, не зажили б в замке счастливо мы с. Король в поход послал на сотни долгих дней. Не ждёт меня мой идеал, Ведь он король, а я вассал. И рано, видимо, плевать на королей! Gm6 A7 Это значит иначе, чем. Dm Gm Мне набили раны на спине, Dm Я дрожу боками у воды. Мне сегодня предстоит бороться.

Знаю - ставят все на иноходца, Но не я - жокей на мне хрипит.

Авторская песня 90-х (Сборник песен с гитарными аккордами)

Он вонзает шпоры в ребра мне, Зубоскалят первые ряды. Я согласен бегать в табуне, Но не под седлом и без узды! Но наездник мой всегда на мне, Стременами лупит мне под дых.

Если не свободен нож от ножен, Он опасен меньше, чем игла. Вот и я - оседлан и стреножен. Рот мой раздирают удила. Пляшут, пляшут скакуны не старте, Друг на друга злобу затая. В исступленье, в бешенстве, в азарте, И роняют пену, как и я, Мой наездник у трибун в цене, Крупный мастер верховой езды. Ах, как я бы бегал в табуне, Но не под седлом и без узды! Нет, не будут золотыми горы, Я последним цель пересеку, Я ему припомню эти шпоры, Засбою, отстану на скаку!

Колокол, жокей мой на коне, Он смеется в предвкушеньи мзды. Что со мной, что делаю, как смею? Я собою просто не владею, Я придти не первым не могу! Что же делать остается мне? Вышвырнуть жокея моего И скакать, как будто в табуне, Под седлом, в узде, но без него!

Я пришел, a он в хвосте плетется По камням, по лужам, по росе. Я впервые не был иноходцем, Я стремился выиграть, как все! Am Dm Один из нас поехал в рай. G E Он встретит бога там, ведь есть, наверно, бог. Am Dm Осталось нам немного лет. G E Мы пошустрим и, как положено, умрем. Am Dm Где побежден гонконгский грипп. G E На всем готовеньком ты счастлив ли, дурак? Am Dm Итак, прощай.

G G7 Am Счастливый путь, храни тебя от всяких бед. Банька по черному Am Dm Копи! Dm E E7 Am Ладно, мысли свои вздорные копи! Ладно, баньку мне по-черному топи! Все равно меня утопишь, но вопи!. Только баньку мне, как хочешь, натопи. Эх, сегодня я отмоюсь, эх, освоюсь! Но сомневаюсь, что отмоюсь!. Где рубаху мне по пояс добыла? Ох, сегодня я отмоюсь добела! Кропи, В бане стены закопченные кропи. Баньку мне по-черному топи! Эх, сегодня я отмаюсь, эх, освоюсь!

Загнан в угол зельем, словно гончей лось. Молчи, - У меня давно похмелье кончилось! Топи, Чтоб я чист был, как щенок, к исходу дня. Хоть кого-то из охранников купи. Баньку ты мне раненько топи! Все равно меня утопишь, но вопи. И Беда с того вот дня Ищет по свету. Слухи ходят вместе с ней с Кривотолками. А что я не умерла, Знала голая ветла Да еще перепела с перепелками. Кто ж из них сказал ему, Господину моему,- Только выдали меня, проболталися. И от страсти сам не свой, Он отправился за мной, А за ним - Беда с Молвой увязалися.

Он настиг меня, догнал, Обнял, на руки поднял, Рядом с ним в седле Беда ухмылялася Но остаться он не мог - Был всего один денек, А Беда на вечный срок задержалася. Am Dm Слава им не нужна и величие. Am Dm Что же нам не жилось, что же нам не спалось? E7 Am Что нас выгнало в путь по высокой волне? Am B Нам сиянья пока наблюдать не пришлось.

Dm E7 Это редко бывает - сиянья в цене! Только чайки - как молнии. G7 C Пустотой мы их кормим из рук. Белый вальс Am A7 Dm Какой был бал! Накал движенья, звука, нервов, Am E7 Am Сердца стучали на три счета вместо двух. Am Ты сам, хотя танцуешь с горем пополам, A7 Dm Давно решился пригласить ее одну Am Но вечно надо отлучаться по делам, B7 E7 Спешить на помощь, собираться на войну.

Am И вот все ближе, все реальней становясь, A7 Dm Она, к которой подойти намеревался, Am Идет сама, чтоб пригласить тебя на вальс, B7 E7 И кровь в висках твоих стучится в ритме вальса.

Не стой же ты руки сложа, E7 Сам не свой и ничей. Был белый вальс - конец сомненьям маловеров И завершенье юных снов, забав, утех,- Сегодня дамы приглашали кавалеров - Не потому, не потому, что мало храбрости у.

Возведены на время бала в званье дам, И кружит головы нам вальс, как в старину. Но вечно надо отлучаться по делам - Спешить на помощь, собираться на войну. Белее снега белый вальс, кружись, кружись, Чтоб снегопад подольше не прервался! Она пришла, чтоб пригласить тебя на жизнь,- И ты был бел - белее стен, белее вальса. Ты внешне спокоен средь шумного бала, Но тень за тобою тебя выдавала - Металась, дрожала, ломалась она в зыбком свете свечей. И бережно держа, и бешено кружа, Ты мог бы провести ее по лезвию ножа,- Не стой же ты руки сложа, сам не свой и ничей!

Где б ни был бал - в лицее, в Доме офицеров, В дворцовой зале, в школе - как тебе везло,- В России дамы приглашали кавалеров Во все века на белый вальс, и было все белым-бело. Потупя взоры, не смотря по сторонам, Через отчаянье, молчанье, тишину Спешили женщины прийти на помощь нам,- Их бальный зал - величиной во всю страну. Куда б ни бросило тебя, где б ни исчез,- Припомни вальс - как был ты бел!

Век будут ждать тебя - и с моря и с небес - И пригласят на белый вальс, когда вернешься. Не заплачешь ты, и не станешь ждать Навещать не станешь родных, Ну, а мне плевать, я здесь добывать Буду золото для страны. Все закончилось, смолкнул стук колес, Шпалы кончились, рельсов. Эх бы взвыть сейчас, жалко нету слез, Слезы кончились на земле. Ты не жди меня, ладно, бог с тобой, А что туго мне, ты не грусти, Только помни, не дай бог со мной Снова встретиться на пути.

Срок закончится, я уж вытерплю, И на волю выйду, как пить, Но пока я в зоне на нарах сплю, Я постараюсь все позабыть. Здесь леса кругом гнутся по ветру Синева кругом, как не выть, А позади шесть тысяч километров, А впереди семь лет синевы. E Am Где твои семнадцать лет? A7 Dm Где твои семнадцать бед? Dm Am Где твой черный пистолет? E Am Где тебя сегодня нет?

Тексты песен | Mister Twister History | ВКонтакте

E Am Помнишь ли, товарищ, этот дом? A7 Dm Нет, не забываешь ты о нем! A7 Dm Но разве от этого легче?! Вот, двигаясь по световому лучу Без помощи, но при посредстве, Я к Тау Кита этой самой лечу, Чтоб с ней разобраться на месте. Покамест я в анабиозе лежу, Те таукитяне буянят, - Все реже я с ними на связь выхожу: Уж очень они хулиганят.

У таукитов В алфавите слов Немного, и строй - буржуазный, И юмор у них безобразный. Корабль посадил я как собственный зад, Слегка покривив отражатель. У таукитян Вся внешность - обман, - Тут с ними нельзя состязаться: То явятся, то растворятся С того берега он, наверное, как католикам - старовер, где иголки таскать повелено остриями не вниз, а вверх.

Я б отвез тебя- черта беглого, да в толпе не понять кто чей. Я и сам не имею пеленга, с того берега - Муравей. С того берега, где со спеленкой земляниковые бока. Даже я не имею пеленга, чтобы сдвинулись берега. Через месяц на щепке, как Беринг, доплывет он к семье своей, но ответят ему: Возношу тебя бремя лучшее, деревцо мое невесомое В дивном граде сем, в мирном граде сем, где и мертвой мне будет радостно царевать тебе, горевать тебе, принимать венец, о мой первенец.

Ты постов говей, не сурьми бровей и все сорок чти, сороков церквей, исходи пешком молодым шажком все привольное семихолмие. Будет твой черед, ту же дочери передашь Москву снежной горечью, мне же вольный сон, колокольный звон, зори ранние на Ваганькове. Облака вокруг, купола вокруг Июльский ветер мне метет путь и где-то музыка в окне чуть, ах, нынче ветру до зари дуть сквозь стенки тонкие груди в грудь. Есть черный тополь и в окне свет, и звон на башне и в руке след, и шаг вот этот никому вслед, и тень вот эта, а меня.

Огни, как нити золотых бус, ночного листика во рту вкус. Освободите от дневных уз, друзья, поймите, что я вам снюсь. А в Тушине лето как лето, и можно смотреть без билета, как прыгают парашютисты воздушных парадов артисты.

То в поле они пропадают, то в речку они попадают, тогда появляется катер с хорошим названьем - "Приятель". На катере ездят все лето спасатели в желтых жилетах, спасатели дукш неразумных, раздетых и даже разутых.

Татарово, я не ревную ту лодку мою надувную, то лето, ту осень, те годы, те баржи и те пароходы. Татарово, я не ревную погоду твою проливную и даже осенние пляжи, любимые мною пейзажи. Мы жить с тобой бы рады, но наш удел таков, что умереть нам надо до первых петухов. Нас горю не состарить, любви не отозвать, свисти скорей, товарищ, нам время умирать. Другие встретят солнце, и будут петь и пить, и, может быть, не вспомнят, как нам хотелось жить.

Поезд мой, в лес мчись от суеты прочь. Здравствуй, друзей круг, нам нипочем враг, грохот колес - друг, шум суеты - враг. Стукнут сердца, вдруг, стуку колес в такт, что приуныл, друг, все ли с тобой так?

Это же круг твой, так прогони ж хворь, до хрипоты пой, до хрипоты спорь. Лечит от всех дрязг, как от врагов штык грузных желез лязг, стук колеса в стык, старых гитар звон, старых друзей взор, рельсов стальных стон, да разговор - спор.

Нет золотых рун, нет золотых душ, есть перезвон струн, есть перезвон душ. Да не умрет песнь, да не сожрет дрянь, поезд пока есть - ж Йошкар-Ола - Казань. Мы невольным молчаньем почтим нашей молодости раскаты. Гэй, шампанского, водку несут, ничего, наливай до предела: Я швыряю в промозглый туман роковую перчатку, однако, машинисту последний стакан, чтобы поезд летел как собака. Казань январь г. Поет какой-то соловей отличных городских кровей, как мальчик откровенно, какое счастье - смерти нет, есть только тьма и только свет, всегда попеременно.

Столетья строгого дитя он понимает, не шутя, при знании высоком, что вот очаг а вот порог, что вот толпа, над ней пророк, и слово за пророком. Хотя куда ты ни взгляни кругом пророчества одни и кто пророк не знаю, и кто пророк не знаю, ну кто пророк? Судьба ко мне была щедра - надежд подбрасывала, но жизнь по-своему текла, меня не спрашивала, я пил из чашки роковой, старался дочиста, случайно чашку уронил тут август кончился. Двор закачался, загудел, как хор под выстрелами, и капельмейстер удалой кричал нам что-то.

АККОРДЫ И ТЕКСТЫ ПЕСЕН ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО

Любовь иль злоба наш удел, падем ли выстоим ли, мужайтесь девочки мои, прощай пехота. Примяли наши сапоги траву газонную, все завертелось по трубе по гарнизонной, благословили времена шинель казенную, не вышла вечная любовь, а лишь сезонная.

Мне снятся ваши имена, не помню облика, в какие ситчики вам грезилось облечься? Я слышу ваши голоса, не слышу отклика, но друг от друга нам уже нельзя отречься. Я загадал лишь на войну, да не исполнилось, жизнь загадала навсегда - сошлось с ответом, поплачьте девочки мои о том, что вспомнилось, не уходите со двора ж2 р.

Мне ведь многого не надо, мой приезд почти бесцелен: И услышать как метели зашуруют под фрамугой, и увидеть Ян и Хелен, и увидеть Ян и Хелен улыбаются друг другу, улыбаются друг другу. А однажды, утром ранним, вдруг отьехать от перрона прямо в сторону бурана, где уже не будет Хелен, где уже не будет Яна, да ни Хелен и ни Яна. Пускай они при дьяволах, при ангелах живут, и все-таки, и все-таки, и все-таки мы тут, и все-таки мы шумствуем облавой озорной: Ату, ату, мазуриков, достань их под полой!

Достань их из под должности, ползучих раскоряк, пусть лагерь наш под выстрелом, отец? Калужской песенной привычной бывает Думаю когда-нибудь и я Синевою подмосковных рощ ж накрапывает колокольный дождь. Покамест день не встал с его страстями стравленными, секу?

Эй, вот она, держи по линиям по линиям! Любовь пытаясь удержать Last-modified: Hm F Hm Я подозвал коня. Конь мой узнал. Будет лететь мой конь Птицей по над рекой.

Будет играть гривой разметанной, он у меня. G A D Взрослым так просто, все знают они наперед. H7 Em Em7 F Ну а подросток, пока он еще подрастет, только.

Я не возьмусь за плеть. Вот и решил он чистой дорогою белой подковой звенеть. Рубашка из крапивного листа. Em Am Сколько я бродил, сколько колесил. H7 Em Сколько башмаков даром износил. Am Только не встречал тех, кто просто так H7 Em Задарма чинил башмаки бродяг. Em Am Мне с календарем очень повезло.