Дмитрий сергиенко украина ровно знакомства

Бар (Дмитрий Сергиенко Новый) / Проза.ру

дмитрий сергиенко украина ровно знакомства

Читать бесплатно текст книги Бар автора Дмитрий Сергиенко (8-я но у меня было огромное желание начать заново наше неудачное знакомство. быть любезным, – его голос звучал твердо и ровно, без лишних эмоций. Читать книгу онлайн "Бар" - Сергиенко Дмитрий - бесплатно, без регистрации. было огромное желание начать заново наше неудачное знакомство. быть любезным, – его голос звучал твердо и ровно, без лишних эмоций. ном все ровно. Это не от нас завиЕ става Дмитрий Сергиенко. На участке в Юктали отмечу мастера .. знакомства с городом часто встреЕ Украине. На опыте убедилась, что радость можно найти повсюду. Недавно подруга.

Его акцент не резал слух, он был довольно обычным для человека его внешности да и вообще, для большинства местных — немного гнусавым, с четким произношением, но невнятно поставленным интонационным ударением. Он продолжал идти на меня словно сторожевой пес, спущенный с цепи, и вдруг остановился в шаге от меня, не соблюдая ни малейшей дистанции приличия. Мои ляжки упирались в столик, и, не видя другого выбора, я упал на жесткий стул.

Мой взгляд нацелился на здоровяка. Я всем видом демонстрировал, что не доволен таким обслуживанием. Он это понял и слегка прищурился, как бы разглядывая, из какого теста я слеплен. Пора было что-то сказать, но в голову ничего не лезло. Кавказец выбил из меня толк своим горячим приемом, и из всего многообразия приветственных фраз я выбрал самую неудачную: Грудь надулась, и весь воздух, который он успел в себя набрать, тут же выплеснулся на меня в ужасающе громком гоготе.

Садятся за столик, листают меню, идут в сортир и уходят довольные. Мы таких между собой называем зайцами. И в скором времени я собираюсь начать срывать с них шкуры и завяливать тушки. Я обязательно что-нибудь закажу, не переживайте. Хотя завтра у меня был совсем недавно, но перед этим запахом устоять невозможно. Кавказец расплылся в натянутой улыбке.

Разведопрос: Алексей Балаганский про основы информационной безопасности

В его глазах не было ни грамма радости и приветливости. Всю его ложную любезность, появившуюся на лице, выдавал холодный расчетливый хищный взгляд. Лучшего блюда в этом городишке не подает. Я кивнул и протиснулся между ним и стулом, направившись в уборную перевести дыхание. Кавказец провожал меня недовольным взглядом и, когда я захлопнул дверь, он вновь что-то громко прокричал и засмеялся.

В туалете было чисто и, на удивление, уютно. Яркий свет, большие зеркала, чистые краны и туалетная бумага. Я рассчитывал увидеть здесь рой мух и мерцающую лампочку — отнюдь. Ополоснув руки, я посмотрел на себя: Вид перебинтованной руки также добавлял странности в образ и мог навести на определенные вопросы, которые, однако, так и не были заданы.

Еще бы тебя воспринимали всерьез. Я сдернул головной убор и вышел в зал. Он застал меня врасплох и не дал возможности отразить нападение. Это нелепое противостояние характеров было совершенно ни к чему, но, раз уж здесь такие правила, я собирался их соблюдать. Я упал на твердое сиденье и, скрипнув ножками, пододвинулся к столику. Шляпа нашла свое место на спинке соседнего стула.

А затем длинная дорога с песнями и словесными играми приводила нас к нетронутым красотам этих мест. Я и рад бы сейчас разложить картотеку наших путешествий по папкам, но, увы, все слилось в одну кашу. Это был теплый июльский день в начале девяностых. Мне тогда было около семи лет.

дмитрий сергиенко украина ровно знакомства

Мы спонтанно решили исследовать новые территории. Бросили в багажник несколько картошин и канистру с квасом. За рулем был ты, штурманом был отец, а мы с Артуром сидели сзади. На нас еще свалили пледы и спальные мешки, чтобы было уютнее… Так было весело!

Нас хотели прокатить на дрезине, но папа отказался. Он сказал, что однажды его знакомый альпинист свалился вниз вместе со всей своей командой. Помню, там внизу и вправду лежал старый ржавый вагончик, так и не унесенный буйным течением. Было так страшно, но невероятно интересно.

Помню только, как после долгого пешего марш-броска мы наткнулись на огромный водопад, под который потом ныряли. А ты, дядя, рассказывал всякие истории и легенды, связанные с этим местом. Даже в своем дневнике я позже писала, что эта поездка изменила во мне что-то. Та река, которая миллионы лет промывала горную породу, чтобы пройти в желаемом направлении, не сдалась и добилась. Теперь она течет по огромному ущелью, которое сама же создала. Я сравнивала эту реку с собой и своей жизнью и пообещала, что не буду отступать никогда и ни перед.

Мы смотрели на Лизу, проникаясь ее неожиданным откровением. Она опустила глаза, задумчиво разглядывая текстуру деревянного стола, но затем быстро реабилитировалась и, улыбнувшись, заговорила с прежним озорством в голосе. В этом нет ничего необычного. У каждого ребенка есть вещь, человек или ситуация, которые что-то в нем перевернули. До водопада точно не добраться. Но какую-то часть пути поддерживают, ведь это основной заработок местных, там сейчас организуются туристические поездки, так что ты без проблем можешь туда добраться.

Слишком много работы, — она грустно улыбнулась. Последовала очередная пауза, которую решил разбавить я: Эта фраза тут же рассмешила всех участников застолья. Никто не стал развивать эту тему, все лишь деликатно переглянулись, и дядя Антон поднял бокал. Мы допили последнюю бутылку домашнего вина и начали собирать продукты со стола. Скоро все переместились в дом, чтобы отдохнуть от насыщенного дня и побыть наедине с.

Я оповестил остальных, что собираюсь полистать книгу в своей комнате на втором этаже.

Meeting with photos in Rivne, Rivne

Дядя Антон не обратил внимания, он смотрел поздние аналитические передачи и был вовлечен в них с головой. Лиза молча прошла мимо в сторону уборной, думая о. До этого она уже успела перемыть всю посуду и законно игнорировала все, что происходило вокруг нее, включая мое присутствие. На втором этаже было тихо и таинственно. Я нащупал выключатель, и тусклая лампочка подсказала дорогу к моей комнате. Внутри оказалось очень тесно. Какие-то незнакомые мне вещи переполняли комнату: Все, что я здесь узнавал, находилось в углу у окна.

Здесь стояла моя кровать и небольшая тумбочка, на которой пылился виниловый проигрыватель, подаренный мне отцом в далеком детстве. Приоткрыв крышку проигрывателя я, к своему удивлению, обнаружил пластинку, оставленную там неизвестно кем и когда возможно, мной, пять лет назад: К сожалению, ничего не произошло.

дмитрий сергиенко украина ровно знакомства

Диск не раскрутился, хотя все провода тянулись к розеткам. Осмотрев аппаратуру, я попытался разобраться в чем дело, но, не имея большого опыта и желания, пожал плечами и быстро отбросил эту затею. Отвлекшись, я еще раз огляделся по сторонам. Книг здесь не было, должно быть их переставили в соседнюю комнату. Тем более, там у меня был брошенный пару месяцев назад роман Ирвинга. В нем рассказывалось о необычайно насыщенной жизни американского писателя, о его пристрастиях, взглядах и семье.

Я запросто мог спроецировать главного героя на себя, примерить его кожу, увидеть мир так, как видел. Мы были похожи и близки. Именно поэтому вечерний процесс чтения удался — я дочитал книгу за несколько часов, так и не вспомнив, почему бросил роман на трети.

Глаза были перенапряжены и терлись от утомления. В конце концов веки сдались, и я провалился в сон. Я проснулся, испугавшись какого-то щелчка, звонко распространившегося по комнате.

Похоже, он меня и разбудил. Я провел пальцем по слипшимся ресницам и приподнялся, опираясь на локти. В комнате ничего не изменилось, кроме входной двери, которая теперь была прикрыта.

По всей видимости, время уже было позднее, и все легли спать. Полоска лунного света проникала в комнату, разрезая мою кровать надвое. Вокруг этого места кружили маленькие безобидные комары, которых я попытался разогнать. Они оказались быстрыми и без проблем увернулись от моих медлительных взмахов. Я вздрогнул от неожиданности, тут же забыв о маленьких кровопийцах. Теперь я понял — что-то ударило в окно. Через несколько секунд моего недоумения —. Я встал и, одернув занавеску, распахнул створки.

Плотный поток свежего воздуха мягко ударил по лицу и вернул мне бодрость. На улице стояла глубокая ночь. Стрекот кузнечиков, казалось, разносился на километры. Луна освещала оконный проем и участок земли подо мной, и как раз на том месте стоял неподвижный силуэт человека. Я пригляделся и увидел, что из его ладони выпала горсть камней. Человек был одет в темную мешковатую кофту с капюшоном, прикрывающим голову и лицо.

Я видел, что его телосложение не походило на взрослого мужчину. Возможно, это был мальчик или щупленькая женщина. В затененных участках, куда из-за деревьев не добрался лунный свет, виднелись зеленые светлячки, кружившие вокруг силуэта. Выглядела эта картина сюрреалистично, и на секунду мне показалось, что это сон. Но все было взаправду. Внизу стояла девочка школьного возраста, может быть, класс седьмой или девятый, не старше.

У тебя какие-то проблемы? Я просто поболтать захотела. Днем хотя бы можно понаблюдать за людьми, а как солнце зайдет, только и делаешь, что звезды считаешь. Я уже спал, так что… — У тебя зрение хорошее? Ну, если честно, не.

Чувствуется, что могло быть и. Мне все об этом говорят. И я надеваю их только в особых случаях, — она начала неуклюже шарить в кармане своей толстовки. Пока она отвлеклась, я разглядел ее затертые джинсы и старые кеды. На ее голову был наброшен капюшон, и я заметил, как из его глубины проявлялись темные пряди волос. Ее рука дотянулась до носа, и на лице возникли забавные квадратные очки в фиолетовой оправе.

Такие носил герой американского мультсериала моего детства, не помню, как его звали, кажется, мальчик Чакки. Раз они — часть тебя, пусть люди к этому привыкают. Ты меня знаешь, что ли? Рассказывай, что тебя сюда привело?

Луна сегодня полная и яркая. Там, где лунная порода вулканическая, притяжение несильное, а там, где порода плотная, состоящая из поглощенных небесных тел, притяжение гораздо сильнее, — девочка перебрала пальцами по дужке очков и продолжила. Отсюда и кратеры, видишь? И чего здесь… Я не успел даже закончить мысль. Я резко рванул к проигрывателю и, не успев сделать шага, влетел в открытую створку окна.

Разбитое стекло посыпалось на пол с оглушительным звоном. Не медля ни секунды, я дотянулся до кнопки питания и вжал ее с такой злостью, что она начала хрустеть. Пластинка остановилась, и я стал постепенно приходить в. Я заляпал кровью половину комнаты, а из руки, все еще не останавливаясь, струился багровый ручеек.

Лиза вбежала в комнату в старой ночнушке. Вид ее был ошарашенный, но когда она увидела готическую композицию, в центре которой стояло мое бездвижное тело, на ее лице отразился ужас, и она нервно выпалила: Я просто… Просто я решил подышать воздухом, и меня напугал проигрыватель. Я дернулся и разбил стекло. Девочка стояла на том же месте и держалась за очки, перебирая пальцами дужку. Я задержал внимание на ней чуть дольше, чем хотел, и она успела что-то чуть слышно произнести: И больше не шуми, не хочу будить дядю Антона.

Я не стал смотреть в окно. Эта фраза наверняка мне послышалась. Если она и вправду что-то сказала, то это было настолько тихо, что я физически не смог ее расслышать. Да и Лиза не обратила внимания на чужой голос. Так что, возможно, это попросту было мое подсознание, не готовое отпускать родные места. Дэн вбил мне в голову какую-то нелепую навязчивую идею, и я не собираюсь идти у него на поводу.

Я шел в ванную, оставляя после себя капли крови.

дмитрий сергиенко украина ровно знакомства

Я никогда так сильно не ранился не считая случая с велосипедоми мне было не по. Я попросил сестру налить мне бокал вина, но она принесла виски. Я выпил пару рюмок и абстрагировался от. Окунувшись в себя, я видел лишь глаза девочки, обрамленные фиолетовой квадратной оправой. Они были мне знакомы. Эта мысль греет мне душу. И хотя сейчас я нахожусь в неведении, я чувствую, что ты это сделал — и это правильный выбор.

Знаю, ты читаешь мое письмо с большим недоверием и ищешь здесь нотки шизофрении и психического расстройства. Сейчас же я постараюсь направить тебя в нужную сторону. Кстати, немного отступая от содержания, скажу, что письма не предназначались именно тебе, Артур.

Твое имя фактически наложено на шаблон. Я написал эти письма пару лет назад и в течение этого времени перечитывал их почти каждый день, и почти всегда корректировал, так что можно назвать их моим трудом. Но писатель я никудышный и вряд ли заработаю этим себе на старость. Однако, ты, надеюсь, все усвоишь и проникнешься.

Что ж, я отвлекся. Для начала хочу напомнить и немного раскрыть подробности одной истории. Когда для меня все началось, мне было двадцать три. В тот день я закончил учиться. И вот, только что я думал о выпускном вечере и сиськах Розы, с которыми буду развлекаться, когда напьюсь, а в следующую секунду эта девчонка, одной лишь монотонной фразой, заставила забыть о празднике, попросту сказав, что моего отца больше. Сначала я думал, что это паршивый розыгрыш, но она слишком убедительно тараторила записи медицинской экспертизы: Ваш отец умер от повреждения внутренних органов и большой потери крови.

В один момент пропало все — значимость выпускного дня, мои планы и перспективы на жизнь, похотливые мысли о Розе и самое главное — мой отец. Ты знаешь, что было. Помнишь, мы как-то задержались после дегустации в школьном классе и подняли эту тему?

Тогда я рассказывал о том, что происходило в семейном доме, и как я это переживал — я говорил правду. Но рассказал не все… После похорон у меня состоялся разговор с приятелем отца — то ли школьным другом, то ли коллегой — не важно.

Он подошел ко мне после процессии, в строгом костюме и шляпе, которая затеняла лицо, но я все же разглядел дорожки слез на его щеках. Никогда его раньше не видел, однако они с отцом были близки. Мы говорили много часов, бродя по улочкам, которые неспешно провожали нас домой от кладбища. Этот разговор походил на тот, который я провел с.

Я был убит горем, но эти сказки про волшебство вызвали во мне надежду. Я понимал, что это бред, да и тот человек слегка смахивал на безумца. Я был совсем молод и чрезвычайно подавлен, и в тот момент мне было плевать на. Я просто хотел убежать. Он дал мне адрес и ввел в курс дела. Скоро я попрощался с близкими и уехал к своей новой цели, без лишних вопросов, не слишком задумываясь о бредовости происходящего.

Твой адрес уникален — … курсив Я знал о той трагедии с его отцом, произошедшей много лет. Он не любил говорить на эту тему, и я никогда не пытался вскрыть его душу. Потому сейчас некоторые факты для меня оказались неожиданными. Сидя под сливовым деревом, недавно набравшим нежный цвет, я читал слова, которые Дэн не сказал мне в аэропорту, и мысленно пытался склеить их с теми, которые ему все же удалось до меня донести.

На улице было тепло и безлюдно, и я слышал шорох каждого листочка. Эта слива росла здесь уже давно, но когда я уезжал отсюда пять лет назад, она была гораздо дальше от кладбища. Я чувствовал, как оно ее догоняет, тянет свои темные тени в ее сторону. Все кладбища, рано или поздно, начинают разрастаться, сколько места им не отводи. А это беззащитное дерево скоро станет его невольным гостем, и от этого становилось безрадостно.

Эта улица не обозначена на картах, попасть туда ты сможешь, пройдя по проспекту Лесному в сторону побережья. Как наткнешься на мерцающий фонарь, сверни направо.

Также не забудь надеть тот значок, который я вложил в конверт — это пропуск, с его помощью ты пройдешь на вторую улицу. Значок, о котором говорил Дэн, я уже успел прицепить на грудь он вывалился из конверта, хотя до этого я его не нащупывал. Сувенир представлял собой изображение пенной кружки пива, протянутой двумя обхватившими ее руками.

Фон был ярко-зеленого цвета. Рисунок был выполнен в карикатурной стилистике, броско и детально. Эта штуковина оказалась для меня приятной неожиданностью, как сюрприз в шоколадном яйце. Само же письмо было напечатано на компьютере, но некоторые моменты такие, как мое имя были написаны синей ручкой. Солнце было в зените. Я почувствовал каплю пота, скатывающуюся по виску, и вдруг вспомнил о сестре.

Лиза уехала в город за билетами. С дядей Антоном она попрощалась, так как решила не возвращаться и дожидаться меня. Время близилось к полудню, и, если я хотел успеть на рейс, стоило начинать внимательней следить за временем, что в условиях моего самочувствия было затруднительно.

Сегодня я не спал всю ночь. Рука ныла от пореза, но причина бессонницы была не в. Мне не давали покоя глаза девочки. Наверняка, со мной играло ночное воображение, но эта игра походила на кошмар наяву: И, черт возьми, я готов поспорить, что оба варианта подходили лицу той девчонки. У меня даже была бредовая затея составить фоторобот, но с утра разум возобладал, и глупые ночные мысли улетучились сами. Тем не менее, на последнюю утреннюю прогулку я захватил первый конверт.

Я уже забыл, как оказался под этим деревом с посланием Дэна в руках. И сейчас, сидя здесь, я не мог поверить, что в голове крутились мысли позвонить Лизе и сказать, что у меня остались незаконченные дела. Я опустил голову и продолжил читать. Я знаю тебя, как человека с преобладающим здравомыслием и взглядом реалиста.

Но если ты это читаешь, то наверняка должен чувствовать странное натяжение в восприятии действительности. Все уже началось, и ты не можешь этого отрицать. Бар будет притягивать тебя, потому что ты ему нужен не меньше, чем он. И мой совет — поддайся течению. Сядь на рейсовый автобус, закрой глаза и плыви. Я сделал так и ни разу не пожалел. После того, что там произошло, моя жизнь изменилась.

Я удачно вложился и открыл Винную школу. Такую о которой мечтал мой отец. Но это лишь одна из сторон, второй же является озарение. Я видел то, чего и не снилось увидеть большинству людей. Сейчас мне приятно вспоминать о том, что мне пришлось пережить в те несколько дней.

Я многое осознал и уяснил для. И теперь дарю эту возможность тебе, даже не требуя благодарности. Так что удачи и, вероятно, до скорой встречи. Откроешь следующий конверт после того, как посетишь бар первый. Так тебе будет гораздо легче поверить в написанное. Спина полностью затекла, и я начал делать скручивания, чтобы ее размять. Каждый рывок сопровождался теплым дуновением нагретого ветра. Солнце светило ослепительно ярко, я смотрел в его сторону, насыщаясь лучами, и чувствовал, что вот-вот чихну.

Позади послышался брякающий на кочках велосипедный звонок. Ко мне кто-то приближался. Оборачиваясь в сторону велосипедиста, я не сдержался и чихнул два раза подряд. Ее голубые глаза глядели на меня с игривым прищуром, аккуратный нос, задранный кверху вдыхал запах молодой травы, застилающей все.

Под ним улыбались пухлые губки в канавках и ямочках. Русые волосы девочки были собраны в конский хвост, открытые хрупкие плечи были усыпаны веснушками еще какой-нибудь год, и ее можно будет смело называть девушкой. Руками она опиралась на руль велосипеда, а широко поставленными ногами упиралась в землю, не давая велосипеду шататься. В ее глазах я не увидел никаких знакомых черт, что виделись мне ночью, и это меня успокоило. Видела, как ты читаешь, и не решалась тебя отвлекать.

А сейчас, когда ты начал зарядку, решила подъехать и поздороваться, — ее бойкий, почти мальчишеский, голос звонко разлетался по округе. Следишь за мной, значит? Что-то вроде супер-способности, понимаешь? Обычно ничего интересного в людях я не нахожу, но вот уже пару дней я вижу любопытные вещи, и они связаны с.

Поэтому я говорила немного странно. Я видела чуть больше, чем ты думаешь. Ты сейчас в очках, видишь еще что-нибудь необычное? Ты собираешься уехать отсюда, но не туда, куда должен был уехать изначально.

Классный значок, тебе идет. Это что-то, связанное с клубом анонимных алкоголиков? А я думала, такие только в фильмах бывают.

И да, заранее обещаю. Девочка подошла совсем близко, и я почувствовал мягкий запах ее пота. Вместе с ним до меня дошли какие-то невидимые, но явно ощутимые импульсы. В голове зазвенело, и мне стало не по.

Через несколько секунд все прекратилось, а собеседница, дождавшись моего внимания, продолжила: На ней был короткий топ и узкие джинсы, как на старых плакатах с поп-певицами. Ах да, и еще кожаная куртка, похожая на байкерскую. Я на нее сразу обратила внимание, потому что здесь люди так странно не одеваются. Она увидела меня, прыгающую по бордюрам, и почему-то захотела поговорить, а я была совсем не. Мы говорили несколько часов. О всяких разных вещах: Ты будешь смеяться, но у меня так мало друзей, что таких, казалось бы, обыденных разговоров мне очень сильно не достает.

В какой-то момент мне стало казаться, что мы знакомы уже очень. Она назвала меня милой, умной и талантливой. Еще сказала, чтобы я не скучала, и что мы еще увидимся, однако ей нужно уезжать. Уходя, она попросила никому про нее не рассказывать. Потом дошла до конца улицы, села на красный мопед и умчалась.

А ночью я не могла уснуть и решила последовать ее совету. Потом ты выглянул в окно и повеселил. Кстати рука не сильно болит? Скорая помощь, в лице моей сестры, подоспела вовремя, — я инстинктивно покрутил запястьем.

Да и мне самой не было дела до ее имени. Но все же, когда я надела очки, а я не могла этого не сделать, я увидела, как ее зовут — глядя сквозь линзы, на ее груди появился бейджик, как у официанток… — Анна?

Я так и думала, что ей что-то нужно от.

дмитрий сергиенко украина ровно знакомства

Видимо, ей попросту нужен. И если я ей нужен, какова здесь твоя роль? Почему она не нашла меня сама? Я отвернулся от девочки и отвлеченно оглядел сливу от основания ствола до верхушек.

дмитрий сергиенко украина ровно знакомства

Маленькие цветочки были залиты весенним солнцем и мягко рассеивали его свет. Я хотел, чтобы эта картина разбудила во мне какую-то мысль, и я бы точно осознал смысл всего происходящего. Вместо этого я видел лишь загадку, которую, по-видимому, придется решать без подсказок. Сквозь все эти раздумья я услышал собственный голос: Какой-то фантастический сюжет, который не укладывается в голове.

А я, какого-то черта, почти поддался этой данности, и это меня тревожит. Я перевел взгляд на девочку, и ее только что обеспокоенный вид тут же сменился подбадривающей улыбкой. Мне вдруг захотелось, чтобы у нее нашлись ответы на все вопросы, но я задал тот, который крутился в голове чаще других: Во что я вляпался? Худая, чуть загорелая рука, покрытая веснушками, скользнула по рукаву рубашки и обвила мою руку.

Чакки так мне захотелось ее называть стояла вплотную ко мне, и я ощутил неожиданное проявление ее поддержки. Многие люди жизнь готовы отдать за то, чтобы в окно их рутинного существования ворвался хоть какой-то ветерок перемен.

У тебя же обещает случиться настоящий ураган — путешествие в неизвестность, таинственная незнакомка, да и наша встреча. Я считаю, все это — просто подарок судьбы. Я посмотрел сначала на нее, а затем перевел взгляд в сторону кладбища.

И очень подходят сегодняшней ситуации. Она чуть отпрянула от меня и загадочно улыбнулась. Оно дурацкое, но вполне сносное. А мой бейджик ты уже прочитала? Эта девочка решила мою дальнейшую судьбу всего за пару часов общения. За эти же несколько часов я начал ей доверять и даже готов был называть другом.

Для меня не имело значения, кто она такая и откуда взялась на самом деле. Она дала мне возможность вырваться из оков логики и привычки. И я уже не просто был готов следовать письмам Дэна — я хотел им следовать. И что бы там ни произошло, я сделаю это для своей матери.

Потому что я так давно ничего ради нее не делал. Нужно сделать несколько звонков и продумать маршрут, я действительно собираюсь туда, куда сначала не планировал. Ее ровные зубы показались и дали понять, что она довольна моим решением. Я и моргнуть не успел, как под ней оказался велосипед, а ноги были готовы провернуть педали. Надеюсь, у тебя все пойдет по плану. Она уже отдалялась, гремя звонком. Я мог бы ее остановить и спросить, что это значило, увидимся ли мы, и кто она в действительности.

Но я не. Я почему-то был уверен, что мы увидимся тогда, когда будет. И я готов был подождать. Разговор с Лизой не заладился, она чувствовала — я что-то задумал, что-то от нее скрываю. И она была права на все сто процентов, ведь я скрывал от нее абсолютно все, начиная с момента, когда узнал о смерти матери. Я сказал, что задержусь здесь на неопределенное время, и решил связать эту задержку с работой.

Сказал, что Дэн попросил съездить на небольшую винодельню на юге региона, договориться о летней экскурсии для студентов-выпускников.

Артур, мы три дня прожили под одной крышей и сегодня вместе собирались улетать. Ты даже не заикался о работе! Ты рано уехала, я не успел поговорить с тобой с глазу на глаз, — я искренне сожалел, что приходится ей врать, поэтому сожаление в голосе было неподдельным.

Если тебе необходимо побыть с собой наедине — так и скажи, я это пойму. Просто у меня странное предчувствие, что ты можешь наделать глупостей. В худшем случае у меня просто разболится голова от перебродившего каберне, — я старался вести себя как можно более раскованно, чтобы сестра расслабилась, но оставался в рамках своей лжи. Я знаю, что она здесь ни при. Делай, что считаешь нужным, я не буду тебя доставать, но мы так или иначе будем созваниваться.

Лиза сдалась, так и не зарядив залповые орудия гневных речей. У нее не было выбора. Приехать обратно и увидеть в моих глазах обман она не могла. У нее уже были запланированы несколько неотложных встреч, срыв которых загубил бы ее карьеру. Все что она могла сделать — лишь тяжело выдохнуть в телефонную трубку и пожелать удачи. Это необходимо, маму уже не вернуть, ты это прекрасно понимаешь. И лишние раздумья, тем более в этих местах, не пойдут тебе на пользу.

Не беспокойся и помни, что я тебя люблю. Все прошло не очень гладко, но гораздо легче, чем я ожидал. Не теряя решимости, я провел по экрану телефона и кликнул на строчку телефонной книги с именем Дэн. Автоответчик оператора сообщил мне, что телефон абонента выключен.

Скривившись в лице от досады, я сбросил вызов и начал продумывать план действий на ближайшее время. Поездка до пункта назначения на автобусе отняла бы много сил и длилась бы минимум четыре часа. Но если я попробую арендовать автомобиль, время можно будет прилично сократить. Этот вариант имел преимущество в виде последующего комфорта в передвижениях. Я уже давно не водил машину, мой дом и работа находились в двадцати пеших минутах друг от друга. В остальные моменты я пользовался служебным транспортом.

Однако мои почти просроченные права были со мной, и я очень хотел ими воспользоваться. В отношении денег никаких проблем вроде бы не наблюдалось. Кое-какие наличные у меня были при себе, кое-что томилось на банковской карте.

В комнате я отрыл свой рюкзак и, пробежавшись по дому, набил его всем необходимым. Время близилось к вечеру, а Дядя Антон не появлялся дома с самого утра. Он говорил, что уйдет на какое-то время, чтобы повидаться с внуками, и, видимо, скоро уже должен был прийти.

Разливая вино по бокалам, я услышал, как хлопнула входная дверь, и в комнату неторопливо вошел дядя. Он на ходу скидывал с себя одежду, оставляя ее висеть на стульях, попадающихся на пути.

Хочу еще немного поразмыслить над всем, что произошло. А Лиза наверняка уже в пути. Я знаю, как ты любил мать, и понимаю, как долго ты будешь привыкать к тому, что ее больше с нами. Я и сам уже, наверное, к этому не привыкну. Но, Артур, я тебя помню с пеленок. Ты никогда не любил здешнее окружение, людей, климат. Не стоит оно того, — он теребил жесткую щетину, подбирая слова, в которых я не нуждался.

Зачем тебе ошиваться на отшибе со стариками и деревенщинами? Я приготовил макароны и сам помираю с голоду, давай поговорим за столом, — неуклюжим жестом забинтованной руки я указал на место, словно был официантом хорошего ресторана. На пораненную руку он даже не взглянул. Дети здоровы, учатся в третьем классе, умные ребята. Это можно расценивать как повышение? Еще она недавно познакомилась с неплохим пареньком. Он молод, но работящий и, похоже, любит детей. Про того ублюдка, который оставил на ней следы своих кулаков, никто и не вспоминает.

Может быть, только по ночам, да и то, каждый в своих собственных кошмарах. Я почти ни разу не пересекался с его детьми и тем более с внуками. Так повелось, что хоть родственная связь между нами и была, превращать ее в нечто большее никто так и не решился. И вся их жизнь была для меня лишь очередной короткой историей от дяди или мамы. Мы виделись на похоронах, но так и не удосужились нормально поговорить. Все же, мы так и остались чужими… Жаль, что в небольших семьях бывают такие пропасти между людьми, тем более без причин.

Я ни на кого не держу зла и все прекрасно понимаю. Раз вас все устраивает, меня и подавно, — он насадил макаронину на вилку и сунул ее в рот. Я громко хмыкнул от такого искреннего восхищения, и он в ответ засмеялся, открыв набитый пережеванной пищей рот.

Мы ржали как бестолковые, и этот миг теплым отпечатком остался в моей памяти. Я был счастлив, что у него хватало сил и мужества смеяться в полный голос.

Помню, как он переехал к матери, когда не стало отца — хотел немного поддержать свою сестру в трудную минуту, но в итоге так и не смог оставить ее одну. Мучительная тоска по жене, которая месяцем ранее перестала бороться с раком, подтолкнула его к этому шагу.

Таким образом, они с матерью разбавили свое горе друг другом и начали абсолютно новую и счастливую жизнь. Им нравилось жить вдвоем, мама всегда говорила, что пропала бы без брата. Ну а сам Антон не чаял души в сестре и старался сделать для нее как можно.

А сейчас, в такой сложный момент, когда дяде снова пришлось ощутить горечь потери, в комнате стоял оглушительный гогот, который объявлял протест трауру и говорил, что жизнь продолжается. Он сидел с задумчивым видом, допивая вино, и ждал, когда я продолжу, — дело в том, что я собираюсь уехать ненадолго, поближе к морю.

Поселиться там в апартаментах и отдохнуть головой и телом. Это чудесная идея, Артур! В какую часть побережья думаешь отправиться? Я поколебался несколько секунд, но все же выпалил: Хотя там очень спокойно в это время года.

Это как раз то, что тебе. А почему именно туда? Есть места и поближе. И, возможно, мы будем скоро работать с теми районами — совмещу приятное с полезным, — я натянул улыбку. Не знаешь, где здесь можно это сделать? Я закончил ее перебирать прошлым летом, она отлично держит дорогу и расстояние.

Пойдем в гараж, что толку об этом говорить, — он встал из-за стола, сделал завершающий глоток и побрел в сторону деревянной ключницы в коридор. Ворота в гараж распахнулись, и темнота озарилась солнечным светом. Дядя Антон щелкнул выключателем, и три лампочки добавили еще больше видимости. Я шагнул за порог и тут же почувствовал запах бензина и моторного масла. Вокруг все было аккуратно прибрано: В детстве я обожал здесь находиться, это была святая святых нашего деда, куда он не всегда дозволял заходить.

Оттого пробираться сюда было еще интереснее. Сейчас стены обшарпались, и доски на полу стали подгнивать. Но общая картина не сильно изменилась. Посередине было то, ради чего мы пришли — автомобиль, по которому я скучал, словно по старому верному псу.

Он был обтянут плотным льняным тентом, и дядя Антон, недолго думая, сорвал его одним движением, словно Дэвид Копперфильд на шоу в Лас-Вегасе. Его глянцевый небесно-голубой корпус, водной гладью переливался под светом ламп, а хромированные детали могли запросто заменить зеркало. Эта машина верно служила трем поколениям, а сейчас она была в ожидании автопробега по побережью, на этот раз со мной за рулем.

Но она не должна стоять в гараже, словно экспонат. Покажи ей, как изменились эти места, и каких монстров теперь носят наши дороги. И хватит слов, давай наполним ее бак. Скоро стемнеет, нужно, чтобы ты успел привыкнуть к. Эта малышка иногда брыкается, — рассмеялся дядя Антон.

Тучи на небе сгущались, превращаясь в огромные грязные валуны, будто бы вот-вот собиравшиеся рухнуть. Вдалеке уже можно было разглядеть ливневые столбы, также не предвещавшие ничего хорошего. Воздух становился разряженным и свежим, легким потоком он залетал в приоткрытую форточку, обдавая лицо прохладой.

На заднем сидении шуршали пакеты с едой. Я ехал, придерживаясь средней скорости, все же опасаясь незнакомых участков, да и погода не располагала к гонкам. В голове не витало никаких мыслей. Я решил, что на сегодня хватит раздумий на серьезные темы, поэтому, сосредоточившись на дорожном покрытии, просто поддался медитации. Ночь почти наступила, а вместе с ней на лобовом стекле начали появляться первые капли дождя.

Я вспоминал, как перед отъездом пробежался по всем ближайшим улицам, заглянул за заборы почти всех домов в округе. Прислушивался к тишине, в надежде услышать звон велосипедного звонка или знакомый смех. Очевидно, Чакки, по какой-то причине решила, что видеться нам больше не. Подсознательно я и сам это понимал, но объяснения этому найти не мог, а потому все же предпринял тщетные попытки отыскать.

Я представлял, как мы встретимся взглядами, и я неуклюже подойду к ней, не зная, как себя вести. Она бы сделала все правильно, взяв инициативу в свои руки, начав разговор с забавного подкола и рассказа о том, что она смотрела по телевизору. Затем мы бы, наверняка, прошлись по лабиринтам прилегающих улочек, разговаривая о запредельных фантастических вещах, которые нас объединили.

Я бы спросил про то место, куда собираюсь ехать, а она вряд ли бы ответила что-то конкретное. Но немного погодя, посмотрела бы на меня и начала говорить: Но что они за собой скрывают — мне неизвестно. Может быть, это что-то вроде участков на Луне, с более сильным притяжением — так же небрежно разбросанных по разным уголкам Земли, без какой-либо значимой цели. А может быть что-то более загадочное. Но раз твой друг лично предложил тебе в этом поучаствовать, предварительно испытав это на себе, значит, как минимум, это безопасно.

А такое знание снимает определенный груз с плеч, не так ли? Что-же до Анны — мне кажется, она часть того, куда ты отправляешься. Какова ее настоящая роль во всем этом, ты мне сам потом поведаешь, я надеюсь. И помни, Артур, тебя ждут необъяснимые вещи, ломающие представление о привычном мире.

Ты должен быть к этому готов, иначе свихнешься на раз-два. Я рада, что мы с тобой познакомились, и знаю, что это не последняя наша встреча. Но в ближайшее время мы не увидимся, ты должен прекратить обо мне думать и сосредоточиться на основной своей цели. Мне же делать нечего, так что пока буду думать о. И, если получится — помогать. А сейчас мне пора. Есть еще кое-какие дела. Я вспоминал, как стоял в одиночестве на выходе к большой дороге и не мог сообразить, было ли все это взаправду, или же мое воображение снова чересчур разыгралось.

Не собираясь над этим долго раздумывать, я окинул взглядом шоссе. Дорогу начинал заливать оранжевый свет, сигнализирующий о скором заходе солнца. Дядя обнял меня, пожелал хорошего путешествия и, в последний момент, закинул несколько бутербродов на заднее сиденье.

Уже сидя в салоне, я перебрал в голове немногочисленный список вещей, которыми был набит портфель в багажнике.

Похоже, все было на месте. Я повернул ключ зажигания, и выхлопные газы вырвались на волю. Мотор завелся с ревом и тут же взял приятный частотный диапазон. Я пару раз дернул педаль газа и начал трогаться, как вдруг дядя Антон замахал руками и скрылся в дверях дома. Через мгновение он выбежал с широкополой соломенной шляпой в руках.

Бар (Дмитрий Сергиенко) - читать книгу онлайн бесплатно на Bookz (8-я страница книги)

Так что держи эту шляпу, попомнишь меня добрым словом в яркие солнечные часы. Спокойной и быстрой дороги! Кстати, когда ты успел пораниться? Я ответил на его вопрос доброй улыбкой, отсалютовал и плавно двинулся в сторону выезда. И вот наконец, спустя три часа, я ехал в полной темноте по блестящему от дождя асфальту. Дворники совершенно не справлялись с ливнем, а на некоторых крутых участках дороги задний мост носило из стороны в сторону.

Я сбавил скорость, подумывая о том, что при первой же возможности заеду в придорожное кафе и пережду непогоду на стоянке. Прижавшись к обочине, я включил аварийные огни и нащупал свой телефон. После несложных манипуляций передо мной открылось приложение навигатора, где я попытался найти ближайшее пристанище. Перебирая пальцами по экрану, я рыскал в поисках хоть каких-то придорожных комплексов: Издевательски пустынная трасса, без свертков для маломальской возможности ополоснуть лицо, не говоря уже о том, чтобы справить нужду не как наши первобытные собратья.

Здесь даже негде было дозаправиться. Стоять здесь, дожидаясь рассвета, было небезопасно — того и гляди, какой-нибудь ошалелый водила не успеет меня объехать, и мои приключения закончатся, так и не начавшись. Нужно было ехать дальше и искать какой-нибудь сверток, чтобы припарковаться. Дорожные ограждения не давали мне свернуть в сторону и отдохнуть. Я чувствовал себя в капкане, и вся эта ситуация уже начинала выводить меня из. Капли дождя, поблескивающие от света фар, напоминали раскаленные искры и гипнотизировали.

Я ехал на автопилоте и уже начинал клевать носом, как вдруг, вдалеке мне показались яркие мигающие буквы. Через сто метров я наконец-то свернул в сторону, на разбитую лесную дорогу и бездумно направился к манящему свету, словно глупое насекомое.

На парковке машин почти не. Я остановился как можно ближе к входу, чтобы не успеть сильно промокнуть. Подпружиненная дверь захлопнулась за мной сразу, как я оказался внутри. От хлопка, я вздрогнул и обратил на себя внимание девушки, которая только что увлеченно смотрела телевизор. В памяти всплыли картинки из спагетти-вестернов, и я не смог не подыграть: