Знакомства с иностранцами millionvizitov znakomstva htm

Сайты знакомств-как там разобраться?

знакомства с иностранцами millionvizitov znakomstva htm

Знакомство с монографией позволяет обобщить некоторые .. drepitvani.tk feb/slovenc/es/es5/es/html. .. 29《近代来华外国人名词典》(Словарь имен иностранцев, ских отношениях, когда взаимные визиты представителей обеих Население же составляет лишь миллионов. Вот настал и мой черед видимо идти на сайты знакомств. анкету, чтобы мужчины находили из миллионов и вам тоже было из кого выбирать. . Если русские надоели, то можно идти На Рашен Евро, там знакомство с иностранцами Допрыгаетесь! drepitvani.tk?. По приезде в Москву я сделал несколько визитов моим знакомым, между был Н.С.Свечин, с которым я имел давнее знакомство; он тогда служил и другие иностранцы, бывшие тогда в Бадене. Очень часто играли у нас в что на несколько миллионов рублей, которые они приносят в дар отечеству, .

В половине девятого — звонок к ужину. После ужина из двух блюд до 10 часов — рекреация мячик и беготня. В 10 — вечерняя молитва и сон. В коридоре на ночь ставили ночники во всех арках, дежурный дядька ходил по коридору. В столовой по понедельникам составлялась программа кушаний на неделю.

В этом наряде остаются до обеда.

Чехонин Б.И. Журналистика и разведка. ГАДАЛКА: ВЫ ПОЕДЕТЕ В ТАИЛАНД

Перед ним прошли церемониальным маршем полки петербургского гарнизона. Государственный доход вычислен на год в размере миллионов, для покрытия текущих расходов не хватает 66 миллионов. Курс бумажных денег продолжает падать. До этого прежде отряжали команды при офицерах из действующих войск, при рекрутских наборах находились штаб-офицеры из армейских полков. Еще внутренняя стража должна препровождать в случае войны пленных.

Пересылку арестантов всякого рода прежде возлагали на обывателей — повинность тягостная, особенно в рабочую пору, а за упуск арестанта обывателя подвергали тюремному заключению. Теперь и это обязанность внутренней стражи.

Потом для этого учредят по большим трактам этапные команды. Внутренняя стража разделена на восемь округов каждым командует генерал-майор на правах дивизионного генералана бригады и полубатальоны.

Округ составляют несколько бригад, а бригады — два или три батальона. В каждом губернском городе назначен находиться один батальон, в каждом уездном учреждена инвалидная команда. Солдат наказывают не за одно дурное поведение, но иногда за самый ничтожный поступок, промах во фрунте. Офицеры Семеновского полка, считающиеся лучшими по всей гвардии, любят толковать между собою о том, как лучше наказывать солдат: Командир 2 батальона барон Даллас, который потом станет во Франции при Карле X министром финансов, такого мнения, что должно наказывать редко, но не давать солдату менее палок.

Началось движение луддитов - они ломают станки на севере Англии. Движение получило название по имени подмастерья Лудда, первым разрушившего станок. Один из горских народов Дагестана — Лаки. В апреле Россия выразила протест по поводу аннексии Францией герцогства Ольденбургского.

За этим последует разрыв франко-русского союза. Крестьянское восстание в северо-западной Корее. На острове Итуруп он встретится с японцами, которые к этому времени уже успели захватить южные острова гряды. При исследовании острова Кунашир Головнин вместе с шестью высадившимися с ним на берег матросами будет захвачен японцами в плен.

Их переправят на Хоккайдо, затем в Хакодате, а затем в Мацмай, тогдашний центр Хоккайдо. За этим последуют два с половиной года заключения и допросов, неудачная попытка побега. Произошло несчастье с русским послом в Париже А. Австрийский посол князь Шварценберг устраивал праздник по случаю бракосочетания Наполеона I с эрц-герцогиней Марией-Луизой, но случился пожар.

Погибло около 20 человек, среди них жена посла. Куракин оставался почти последним, выпроваживая дам. В результате его сбили с ног, повалили на пол и по нему ходили. Он очень обгорел, у него совсем не осталось волос, голова повреждена во многих местах, особенно пострадали уши, ноги и руки раздуты и покрыты ранами, на одной руке кожа слезла как перчатка. К тому же еще во время суматохи он лишился бриллиантов на сумму семьдесят тысяч франков.

За ней установили тайное наблюдение, так как ходят слухи, что она радеет Бонапарту. Они проживут вместе 67 лет, у них будет восемь детей, семерых из них они в разные годы похоронят. Теперь Комаровский имеет при себе канцелярию, состоящую из одного секретаря, двух чиновников, обер-аудитора и нескольких писцов.

По званию он может иметь трех адьютантов, но сначала нашел только трех: В это время всех прапорщиков охватывают бли-стательные надежды на повышение в чине. В этом году он представит на суд публики 18 басен, из них заимствованных только три. Вторая книга его басен представлена в цензуру через А. Разрешение получено в один день. Книга выпущена из типографии Петербургского губернского правления тиражом экземпляров.

В конце года вышла вторым изданием и первая книга со значительными изменениями текста тоже тиражом экземпляров. Ему предстоит стать устроителем и первым директором Царскосельского лицея. Решено набирать в Лицей воспитанников не старше 14 лет, однако директор захотел определить в лицей и своего старшего сына ИВАНА, г. С согласия министра просвещения Ивану убавлено два года в документах, он станет самым старшим учеником лицея.

Вскоре умрет сорокалетняя мать Ивана Васильевича, а потом и отец. Розы окружают здание и являются частью его интерьера декоративные розы на входных чугунных воротах, на мебели, на фарфоровой посуде.

Здесь будет протекать литературная жизнь Павловска. У Марии Федоровны собираются поэты и литераторы среди них Н. Там же проходят различные празднества и торжества. Здесь он поступит в Педагогический институт.

Сначала возникла мысль определить его в "иезуитский колегиум" — пансион с весьма строгими порядками, обучение там ведут на французском языке. Но стало известно, что в Царском Селе организуется Лицей. Сергей Львович написал прошение, приложил свидетельство герольдии о том, что тот происходит из древнего дворянского рода, бумагу от министра юстиции, что "недоросль Вскоре Александр прошел медицинский осмотр и выдержал экзамен с такими отметками: Он попал Нарышкину в бок, и Нарышкин скончался на третий день.

Мать его — женщина ограниченная и сварливая. Материальное положение семьи всегда будет очень стесненным. Она умрет в году. Он многое построил в Петербурге, в том числе здание Адмиралтейства. Графиня от душевного расстройства сделалась больна. Соня печальна, граф озабочен. Нужно ехать в Москву, а здоровье графини заставляет откладывать отъезд. Наташа с каждым днем становится нетерпеливее.

Письма Андрея сердят. Оскорбительно думать, что она живет только мыслью о нем, а он живет настоящей жизнью, видит новых людей и новые места. Чем занимательнее письма, тем ей досаднее. Она пишет ему классически однообразные, сухие ответы, в которых графиня поправляет орфографические ошибки. Здоровье графини не поправляется Решили, что она остается в деревне, а граф, взяв с собой Соню и Наташу, в конце января отправится в Москву. Вино становится для него физической и нравственной потребностью.

Ему хорошо лишь тогда, когда, опрокинув в большой рот несколько стаканов вина, он испытывает приятную теплоту в теле, нежность к ближним и способность поверхностно отзываться на всякую мысль, не углубляясь в ее сущность. Выпив бутылку или две, он смутно осознает, что страшный узел жизни не так ужасен, как.

Натощак поутру все прежние вопросы представляются неразрешимыми, и Пьер торопливо хватается за книгу. На войне солдаты под выстрелами, когда им делать нечего, старательно изыскивают себе занятие, чтобы легче переносить опасность.

Пьеру все люди представляются такими солдатами. Остался один остов — дом с блестящею женою, пользующейся милостью одного важного лица, знакомство со всем Петербургом и служба со скучными формальностями.

Пьер перестал писать дневник, избегал общества братьев, стал опять ездить в клуб и много пить, сблизился с холостыми компаниями и начал вести такую жизнь, что графиня сочла нужным сделать ему строгое замечание.

Чтобы не компрометировать жену, Пьер уехал в Москву. Там ему стало покойно, тепло, привычно и грязно, как в старом халате. Московское общество приняло его как давно жданного гостя. Для него Пьер был милым, добрым, умным, веселым, великодушным чудаком, рассеянным, старого покроя барином. Кошелек его был открыт для. В клубе не было ни обеда, ни вечера без.

На балах он танцевал, если не доставало кавалеров. Он был отставным, доживающим свой век в Москве камергером, каких в Москве были сотни. Семь лет назад он этот тип глубоко презирал. На Пьера больше не находили отчаяние, хандра и отвращение к жизни. Наполеон Бонапарт был презираем всеми, пока был велик, а с тех пор, как стал жалким комедиантом, император Франц добивается предложить ему дочь в незаконные супруги Я понимаю эту ложь и путаницу, но как рассказать это?

По своему прошедшему, по уму, оригинальности, по ослаблению в ту пору восторга к царствованию императора Александра I и усилению антифранцузского патриотического направления, князь тотчас сделался предметом особой почтительности и центром московской оппозиции правительству. За год он очень постарел: Но во всех он возбуждал чувство почтительного уважения. Его раздражительность более всего была направлена против дочери.

Он не только оскорблял и унижал ее, но и доказывал, что она всегда во всем виновата. Особое внимание он высказывал к мадмуазель Бурьен. Однажды при княжне он поцеловал ей руку и, притянув к себе, обнял, лаская.

За обедом кушанье подавали, начиная с француженки. Княжна Марья лишилась бесед с божьими людьми и уединения и не имела никаких выгод и радостей столичной жизни. В свет ее отец не пускал без себя, а сам по нездоровью ездить не. Надежду на замужество она совсем оставила. Друзей у нее не. Жюли, с которой она пять лет переписывалась, оказалась совершенно чуждой при личной встрече. Княжна только жалела, что теперь некому писать. Жюли стала одной из самых богатых невест в Москве и была окружена молодыми людьми, которые, как ей казалось, вдруг оценили ее достоинства.

Срок возвращения князя Андрея и его женитьбы приближался, но одно упоминание о графине Ростовой выводило старика из. В своем обращении с Николушкой княжна в ужасе узнавала в себе раздражительность отца.

При малейшем его невнимании она вздрагивала, торопилась, горячилась, возвышала голос, иногда дергала за руку и ставила в угол, а потом плакала над своей дурной, злой натурой. Николушка выходил из угла и утешал. В Москве жил быстро вошедший в моду французский доктор Метивье, огромный ростом, любезный красавец. Князь Николай Андреевич по совету мадмуазель Бурьен пустил к себе этого доктора и привык видеть его два раза в неделю.

В Николин день вся Москва была у подъезда дома Болконского, но он велел никого не принимать, а только немногих, список которых передал княжне, звать к обеду. Метивье приехал утром с поздравлением и в качестве доктора нашел приличным нарушить приказ и вошел. Бонапартов раб, шпион, вон из моего дома! После отъезда Метивье старый князь вызвал к себе дочь, виноватую в том, что к ему пустили шпиона. Я больше не могу! В два часа съехались избранные шесть персон к обеду — граф Растопчин, князь Лопухин с племянником, генерал Чатров, старый боевой товарищ князя, Пьер и Борис Друбецкой.

Все молчали, а ежели говорили, то тихо. Старый князь вышел серьезен и молчалив. Княжна Марья казалась еще более тихой и робкой, чем обыкновенно, даже не заметила особенного внимания и любезностей, которые ей оказывал Борис. После обеда Пьер попросил разрешения с ней посидеть.

Заговорил он о Друбецком. Он в нерешительности, кого ему атаковать — вас или Жюли Карагину. Он ездит к ней очень часто и очень меланхоличен. Пошли бы вы за него замуж? Особенно мучает вопрос, как быть с начальством. Не привезешь же технику или что-то подобное. Сочтут за взятку, могут обидеться. Ты не настолько близок к нему, чтобы предаваться вещизму.

Записки графа Е.Ф.Комаровского

Так возникла идея подарить Лосеву черепаху. Он увлечен подводной охотой, плавает с аквалангом у коралловых рифов морей, омывающих берега южных стран. Когда Сергей Андреевич узнал о подарке, он искренне обрадовался и попросил переложить сувенир из моей машины в его правительственную "Чайку". И все же я решил предупредить. Не знаю, сделал ли это мой шеф или забыл о поверье в сутолоке трудных рабочих будней. Через несколько месяцев, в Таиланде, я узнал печальную новость: До сих пор ругаю себя за подарок.

Морские черепахи приносят людям несчастье? Чистый вымысел, говорит мне в Бангкоке Супот, научный сотрудник центра по изучению биологии моря. Напротив — они сами беззащитные жертвы человека. Именно люди осваивают самые отдаленные пляжи, строят там гостиницы, яхт-клубы. Местные жители собирают черепашьи яйца и продают в рестораны для иностранных гурманов. Хотелось, чтобы мистер Супот оказался прав, а народные поверья. В нашей жизни многое пока остается недоступным науке. Помнится, в молодости, в пятидесятые годы, чтобы побудить заезжие иностранные делегации составить первое выгодное для нас впечатление о Советском Союзе, мы везли их прежде всего на сельскохозяйственную, строительную и другие выставки, на которых были представлены лучшие, порой отнюдь не типичные достижения экономики нашей страны.

В Таиланде нет необходимости посещать с такой целью выставки. Для этого достаточно пройтись по улицам городов, заглянуть в многочисленные универмаги, ознакомиться с темпами строительства высотных и прочих зданий, побывать на самых современных предприятиях, курортах страны.

И многомиллионный Бангкок в этом смысле не исключение. Он берет в плен приезжего не только экзотикой, но и своими достижениями и даже проблемами, вернее, завидной энергией, с которой власти пытаются справиться с. Экзотику находишь здесь уже в самом старинном названии столицы Город ангелов. Ангелов почему-то при всем старании не увидеть.

Зато в глаза повсюду бросаются тысячи статуй Будды. Они на улицах, в бесчисленных храмах, что сверкают золотом и глазурью черепичных крыш, перед зданиями самых современных отелей, банков, просто на городских перекрестках, где перед бронзовыми или каменными изваяниями бога и одновременно учителя с раннего утра и до позднего вечера исполняют религиозные танцы группы девушек в красочных сказочных одеждах.

Тайцы с детства дружат с религией, чтят монахов, верят астрологам и гадальщикам. Предсказатель судьбы — уважаемая и денежная профессия.

Накануне Нового года в стране с их участием проводятся специальные астрологические месячники. Предсказатели уже не сидят, как когда-то, на улицах или в парках под кронами деревьев. Они перекочевали в большие универмаги, где нередко их кабинеты занимают целые этажи, в пятизвездочные столичные отели. Особенно людно у них в декабре, когда и бизнесмены и просто люди с улицы непременно желают знать, что ждет их в наступающем году.

Заглянул к ним и я спустя год после приезда в Таиланд. Наступающий й представлялся в моей жизни историческим. Он был годом Золотого дракона — его отмечают не как все другие, через каждые 12, а всего лишь раз в 60 лет. Я увидел свет в м — и вот теперь й, наконец-то, был моим собственным вторым годом. Было очевидно, что третьего, года, уже не дождаться. Небо редко кому отводит лет жизни на планете Земля. В фешенебельной гостинице "Монтиен" в декабре го обосновались целых 12 прорицателей всех мастей — от астрологов и хиромантов до гадальщиков на картах.

Я попал на прием не к чисто астрологу, а еще и физиономисту Вире Ронгтрунгсату. Узнав, что перед ним журналист, он познакомил меня с некоторыми эпизодами своей биографии и профессиональными возможностями. Окончил один из американских университетов, там же за океаном прошел курс астрологии.

Американцы не спешили атаковать кабинет предсказателя. Месячный доход составлял около 1,5 тысяч долларов. Спустя какое-то время пришло решение вернуться на родину, в Таиланд. Здесь он стал зарабатывать более 10 тысяч американских долларов ежемесячно. Цель достичь в ближайшее время материального уровня других популярных коллег по профессии, что живут в шикарных особняках и разъезжают на шестисотых "мерседесах".

Перелистывай и читай любую страницу. Прорицатель ненадолго замолкает, словно соразмеряя пределы своей откровенности. Видимо, ему не всегда легко так сразу поднимать занавес, за покровом которого скрыта чужая судьба. Чтобы оттянуть момент приговора, а возможно, еще раз проверить точность его уже методами астролога, он задает несколько вопросов: Родители давно умерли, спросить теперь не у.

Вы смените профессию и добьетесь материальных успехов на новом поприще. Вам не суждено стать министром, членом парламента или бизнесменом-миллионером. Но все же именно в бизнесе вас ожидает сравнительная удача. Правда, сферы ее резко ограничены рамками шоу-бизнеса. И еще одно — вы погибнете от инфаркта. С тех пор прошло десять лет. Первая часть предсказания сбылась, вторую подтвердят или опровергнут последующие годы.

Кто может поручиться, что один из ее членов не вспомнит слова великого поэта про дядю: Суть страны и ее столицы заключается в динамизме экономического развития. Пусть в конце нашего века темпы сиамского процветания снизились, равно как в других государствах региона. Думаю, этому процессу вскоре наступит конец.

знакомства с иностранцами millionvizitov znakomstva htm

Для такой уверенности имеются веские основания, прежде всего солидный фундамент, подведенный в семидесятых начале девяностых годов под таиландское экономическое "чудо". Возвращаясь в восьмидесятых после отпуска в Бангкок, всякий раз осознаешь, как отстает от Таиланда в своих темпах развития наша когда-то великая страна.

А ведь еще недавно про таиландцев у нас с пренебрежением говорили, что они "только что слезли с дерева". Теперь, в девяностых, на том дереве оказались. Свыше десяти лет у нас был не только нулевой прирост экономики, более того — ее дальнейшее падение из года в год. В Таиланде темпы прироста экономики долгое время оставались для нас завидными: Эту книгу я пишу на компьютере, сделанном в Бангкоке. Вечерами на подмосковной даче включаю телевизор "Сони", собранный опять-таки в Таиланде.

Богатые друзья покупают в Москве "тойоты". Им часто невдомек, что их машины сошли с таиландского конвейера. Как-то, приехав в Америку, я купил себе модные куртки. Дома, рассмотрев как следует этикетки, понял, что они продукты таиландского экспорта. Правда, на купленных вещах чаще всего стоят названия известных и дорогих западных фирм. Суть, однако, от этого не меняется.

Платья, пальто, плащи сшиты на предприятиях Бангкока по заказу и лекалам тех фирм, чьи названия на этикетках. Зависть вызывают пятидесятиэтажные небоскребы самой причудливой архитектуры, фешенебельные гостиницы, замечательный сервис и, конечно, дороги. Скоростные хайвэи, высотные автострады, самые длинные в Азии мосты, по бетонному полотну которых ежедневно проносятся сотни тысяч машин, — все это тоже сделано руками самих таиландцев.

Не случайно на рекламных щитах вдоль сверхсовременных транспортных магистралей можно видеть порой броскую и вполне оправданную фразу: В году телекомпания НТВ провела соответствующий опрос и получила весьма печальный результат: Каждому известно, что и на солнце имеются пятна. В Таиланде их тоже хватает. И одно из них — бедственное состояние городской дренажной системы столицы. Вечером 8 мая года я готовился отметить сразу два праздника: Жена пригласила журналистскую братию.

Все обещало, что первый мой день рождения в Бангкоке пройдет весело и хорошо. Планы и ожидания, однако, сбываются не. Мелкий дождик, накрапывавший несколько часов, неожиданно сменился проливным ливнем. Он шел всю ночь. Ее потоки за считанные часы затопили улицы и нижние этажи зданий. Жители многих домишек спасались на крышах, перетаскивая туда все, что хотелось уберечь от разбушевавшейся стихии.

Телевидение передавало метеосводки, обещавшие дальнейшее ухудшение погоды. На экране показывали затопленные дома в нижней части города, затонувшие автомашины, унылые лица людей, бредущих по пояс в воде или плывущих куда-то на лодках и самодельных плотиках.

Где помельче, они сачками ловили рыбу, которая в великом множестве появилась на затопленных улицах из разлившихся речушек, каналов, прудов. К моему знакомому журналисту рыба заплыла прямо на кухню, где он сделал "исторический" снимок, когда жена подхватила гостью кастрюлей.

Торжество в моем доме оказалось сорванным. Добраться до меня на большой машине смог только коллега из агентства печати "Новости". Хуже обернулось дело для деловой столичной жизни. Ее практически полностью парализовало. На работу с трудом попали менее половины бангкокцев. Из пяти тысяч городских автобусов с грехом пополам функционировала треть. Девять человек погибли, ущерб городскому хозяйству составил многие миллионы американских долларов.

На ликвидацию последствий наводнения власти бросили войска. Тысячи солдат, стоя подчас по пояс в воде, очищали в течение нескольких суток запущенную годами дренажную систему, чья протяженность в городе превышала километров. Через пару дней, собрав и проанализировав весь газетный материал о состоянии столичных дренажных сооружений, я передал итоговое сообщение в ТАСС.

Его судьба позднее вызвала у нас с женой улыбку. Статью опубликовала одна из центральных московских газет. Как удалось узнать из достоверных источников, она привлекла внимание таиландского посольства в Москве, и последнее проинформировало о ней бангкокское руководство МИДа.

В итоге шифровку расписали для сведения королю — официальному главе государства, который лично участвовал в выработке национальной программы борьбы со стихийными бедствиями. И тот дал указание принять соответствующие меры по устранению недостатков, отмеченных в материале ТАСС.

Так состоялось наше первое заочное знакомство с королем, переросшее спустя годы в приглашение посетить вместе с женой королевский дворец и ознакомиться с научной работой главы государства, проводимой им на опытных полях и животноводческой ферме, созданных специально для этой цели за высокой оградой дворца в старом центре Бангкока.

США САЙТЫ ЗНАКОМСТВ С ИНОСТРАНЦАМИ .КАКИХ ЖЕНЩИН ищут мужчины иностранцы .

Как вы сумели прожить в Бангкоке пять с половиной лет, спросил меня в Москве знакомый бизнесмен англичанин. Многие иностранцы, привыкшие к ухоженным городам Америки и Европы с их чистым воздухом благодаря жестким мерам по борьбе с загазованностью, отзываются о таиландской столице, как об исчадье ада, где сфокусировалось все неконтролируемое зло современной цивилизации на Востоке, ее экологические и социальные беды.

Каждый пятый житель обитал в лачугах из досок и жести без канализации и прочих коммунальных удобств, а нередко и без водопровода и электричества.

Самые гуманные в мире

Бесчисленные кварталы трущоб — источники преступности, наркомании, инфекционных заболеваний. Проносясь вечерами на машине по высотным автострадам столицы, видишь как внизу, в районах порта и железнодорожных путей, поднимается едкое облако дыма.

Это обитатели трущоб сжигают мусор и готовят пищу. На центральных улицах чад и копоть висят во влажном мареве тропической "бани" круглые сутки. С непривычки так и хочется крикнуть: К исключениям принадлежат разве что американские морские пехотинцы.

Закаленные и адаптировавшиеся, они бегают трусцой по дорожкам парка неподалеку от своего посольства. Они хорошо известны власть предержащим, и многие из тех, кто держит руки на штурвале управления страной, думают о том, как быстрее справиться с. Мнения различны, порой они поражают нетрадиционностью. Много лет на стене моей московской квартиры висит фотография, подаренная министерством иностранных дел Таиланда. Снимок для меня дорог — первое за многие годы интервью члена правительства советскому корреспонденту накануне его визита в горбачевский Советский Союз, ознаменовавшего начало нового этапа в отношениях двух стран.

И другое — это первый не совсем обычный шаг как со стороны правительства в целом, так и самого министра, долгое время возглавлявшего органы национальной безопасности и разведки. Отправляюсь в Москву, руководствуясь доброй волей, с тем чтобы передать наилучшие пожелания советскому народу, его правительству и договориться о путях внесения существенных корректив во всесторонние связи обоих государств.

Майский визит Ситти Саветсилы в Москву послужил прологом для второго, еще более важного официального визита премьер-министра Таиланда Према Тинсуланона. По старой дружбе газета "Известия" попросила меня встретиться с ним накануне поездки и взять интервью. Признаюсь, я сделал это с большим интересом.

Слишком неординарной личностью представлялся Прем Тинсуланон, "скромный человек с чистыми руками", возглавлявший к тому времени пятый по счету кабинет за восемь лет пребывания у власти. Сейчас, четверть века спустя, невольно приходит мысль: Он не стал "исторической личностью" типа Индиры Ганди, мне неизвестно, жив ли он сегодня. Да и как давно это было! И все же коротко познакомлю читателей с Премом.

Хотя бы для чистого сравнения — какие государственные деятели у них, а какие в последнее время у нас! Заняв кресло премьера в году, генерал тут же отказался жить в помпезном дворцовом особняке, положенном по штату, и поселился в маленьком двухэтажном доме, где не было места и условий для приема высоких гостей. Даже на дипломатических раутах я видел Према в неприметных гражданских костюмах, без галстука и орденов. Каким разительным представлялось и представляется это в советские и нынешние "демократические" времена на фоне бесчисленных привилегий, непотизма, гигантских дач и охотничьих хозяйств вкупе с иконостасами орденов на груди руководителей России и тех, кто прислуживает им!

И все это в совокупности с тяжелым экономическим кризисом и бедственным положением доведенного до нищеты народа! Что это было со стороны Према — популистский жест? Скорее всего, политическая прозорливость плюс привычки, усвоенные с детства, и многолетний опыт кочевой армейской жизни. Сегодня в Сонгкхла уже не найдешь родительского дома Према — его снесли, освобождая место для новостроек.

Но имя теперь уже бывшего премьера увековечено. Оно присвоено учебным заведениям, библиотекам и даже мосту. Таиландский вариант советского "культа"? Нет, рассказали мне земляки премьера. Тинсуланон пожертвовал крупные средства в строительство огромного ихтиологического научного института, городской библиотеки и самого современного автомоста через озеро.

В родном городе его ценили также как человека "от сохи", сумевшего благодаря уму собственными силами выбиться, что называется, в люди. Сонгкхла, что находится на самой южной оконечности страны, на границе с Малайзией, известен как крупный университетский центр. Отец будущего премьера принадлежал к числу мелких служащих. Стремясь дать сыну хорошее образование, он продал почти все имущество, чтобы тот смог осуществить свою мечту — выучиться на врача.

Вырученных средств не хватило, и молодой Прем связал судьбу с армией, поступив в военно-техническую академию. После Второй мировой войны он занимал скромные должности в кавалерийских частях на севере страны. В году ему повезло — получил возможность поехать на учебу в бронетанковую академию США. После окончания его назначают в году помощником командира центра по развитию нового для Таиланда рода войск — бронетанковых частей. Через десять лет он становится командиром центра и получает звание генерал-майора.

Но дальнейший карьерный взлет принесло генералу другое — умение использовать военные знания в политических целях. На северо-востоке страны шла ожесточенная партизанская война. Ее вела против правительства подпольная коммунистическая партия, поддерживаемая Китаем. Бронетанковые силы оказались в джунглях бессильными в условиях, когда партизаны днем работали на крестьянских полях, а по ночам брались за оружие.

Совсем как в Чечне в конце двадцатого века! И тогда сработала светлая голова Према генерал, чье имя мало что говорило политикам, стал автором новой доктрины под названием "Преимущество политического подавления над военным". Прежде чем официально ознакомить с ней военное и политическое руководство страны, он проверил свои мысли на практике.

Записки графа Е.Ф.Комаровского

Вверенные ему воинские части развернули широкое пропагандистское наступление среди бедного крестьянства — опоры коммунистической партии. Его цель — убедить крестьян, что армия друг, а не враг и только она в состоянии помочь им улучшить жизнь. Военные стали оказывать помощь крестьянам в сельскохозяйственных работах, строить мосты, дороги, оросительные сооружения.

Результаты не замедлили сказаться партизанская война начала затухать. Разве сегодня это не полезный для нас пример на Кавказе! Деятельность генерала привлекла к себе внимание официального Вашингтона и, разумеется, Бангкока. Интерес к доктрине проявили и руководители государств Юго-Восточной Азии, в частности президент Филиппин Маркос. По инициативе Пентагона и ЦРУ "таиландский опыт" попытались перенести даже на латиноамериканскую почву.

В году генерала, у которого голова полна оригинальных идей, назначают министром обороны страны, а еще через год перемещают в кресло премьер-министра. Жизнь, как вода в реке, постоянно течет, меняется. Вот и сейчас, когда потушен очаг войны во Вьетнаме, а в Советском Союзе идет перестройка, нам необходимо двигаться вперед в ногу со временем.

Именно поэтому я еду в вашу страну, которую многие в Таиланде еще продолжают рассматривать как традиционного врага. Мой собеседник далек от мысли, что в результате его визита все изменится как по мановению волшебной палочки. Важно сделать первый шаг. И это в интересах самого Таиланда. Нам необходимо искать новые возможности для развития экономики. Пора расстаться с мыслью, что Америка будет продолжать опекать нас еще многие десятилетия.

Его всесторонности можно лишь позавидовать нынешним "россиянам", чьи руководители, включая бывшего президента Ельцина, наглухо заперлись в Кремле, больницах и своих загородных дачах, практически целиком изолировавшись от народа. Пусть назовут хотя бы один случай, когда Ельцин пообщался бы на улицах с простым народом не через головы многочисленной охраны. Или, скажем, съездил в кризисные шахтерские районы, спустился в забой, побывал в местах, где людям месяцами не выплачивали их заработную плату и пенсии, где родителям нечем кормить детей, где один лишь вид изолгавшегося и обанкротившегося руководителя вызывал тошноту и аллергическую реакцию.

Вспоминая сегодня о Преме, нельзя не сказать о его постоянном общении с народом. Его бесполезно было искать в Бангкоке в субботу и воскресенье. Эти дни недели он проводил в поездках по самым отдаленным городкам и деревням страны, встречался с крестьянами, мелкими торговцами, бизнесменами, всеми, кого принято называть "простыми людьми". И не ограничивался пустыми обещаниями. Результаты поездок воплощались в строительство ирригационных сооружений, рисорушек, школ, детских садов, бесплатных больниц, питьевых колодцев.

Чтобы полностью быть в курсе настроений и чаяний народа, Прем, образовал специальный орган, призванный стать "глазами и ушами" премьера — Центр национальных операций. В его задачу входил регулярный сбор достоверной информации о настроениях общественности, внутриполитическом и экономическом положении в стране, не просеянную через сито ведомственной цензуры заинтересованных министерств.

Глава кабинета настолько укрепил свою популярность и авторитет, что вера на местах в его всесильность порой граничила с абсурдом. В глухих деревнях в засушливый год мне приходилось видеть лозунги: Глупо утверждать, что в новые времена Прем Тинсуланон ограничивал надежды на будущее рамками расширения всесторонних связей с Москвой или роста в стране личной популярности.

В официальной резиденции он рассказывал мне, что правительство по-прежнему считает необходимым развивать экономические и политические отношения с Вашингтоном. И это не сбросить со счетов, если хочешь быть объективным. Таиландский народ благодарен Соединенным Штатам.

Но нельзя забывать и о других секретах успехов. Мы поймали в паруса своей экономики японский ветер, переняли многое полезное из экономической практики Сингапура, Тайваня, Южной Кореи, Гонконга. К чему изобретать велосипед, если он создан столетие назад? В силу законов интервью и временного ограничения мой собеседник не в состоянии подробно остановиться на всем спектре составных "таиландского чуда".

А среди них имеется много важных — не базарная, а глубоко продуманная и поставленная почти на научный уровень рыночная экономика и ее экспортная ориентация, широкое использование иностранных лицензий, упор на производство наукоемкой продукции, гармоничное сочетание национальных традиций и современного прогресса. Прежде всего ежегодный рост иностранных инвестиций. На подобный рост надеялись и мы еще в эпоху нищего горбачевского "социализма с человеческим лицом", а потом в ельцинские "демократические" времена.

Мой знакомый бизнесмен Эдуард Берман убеждал меня в году в самолете по пути в Америку, что иностранные инвестиции в России сегодня не миф, а самая настоящая реальность. Мемуары — предательское дело для самих авторов, да и для публики.

Для авторов — потому, что слишком велик соблазн говорить обо всем, что для читателей вовсе не интересно, перетряхать сотни житейских случаев, анекдотов, встреч, знакомств и впадать в смертный грех старчества. Для публики — потому, что она так часто не находит того, чего законно ищет, и принуждена поглощать десятки и сотни страниц безвкусных воспоминаний, прежде чем выудить что-нибудь действительно ценное.

Мне кажется, так выходит всего чаще оттого, что составители записок не выбирают себе главной темы, то есть того ядра, вокруг которого должен кристаллизоваться их рассказ. Мемуары и сами-то по себе — слишком личная вещь. На всемирную известность Руссо и Шатобриана никто из нас не будет претендовать.

В этих воспоминаниях ядром будет по преимуществу писательский мир и все, что с ним соприкасается, и вообще жизнь русской интеллигенции, насколько я к ней приглядывался и сам разделял ее судьбы.

Гораздо больше речь пойдет о тех, с кем я встречался, чем о себе. И всю-то русскую жизнь, через какую я проходил в течение полувека, я главным образом беру как материал, который просился бы на творческое воспроизведение. Она составит тот фон, на котором выступит все то, что наша литература, ее деятели, ее верные слуги и поборники черпали из.

Вопрос о том, насколько была тесна связь жизни с писательским делом, — для меня первенствующий. Была ли эта жизнь захвачена своевременно нашей беллетристикой и театром? И в чем можно видеть истинные заслуги русской интеллигенции, вместе с ее часто трагической судьбой и слабостями, недочетами, малодушием, изменами своему призванию?

Хуже всего — узкая тенденциозность, однотонный колорит мнений, чувств, оценок. Быть честным — не значит еще ходить вечно в шорах, рабски служа известному лозунгу без той смелости, которую я всегда считал высшей добродетелью писателя.

знакомства с иностранцами millionvizitov znakomstva htm

Этим, думается мне, грешат почти все воспоминания, за исключением уже самых безобидных, сшитых из пестрых лоскутков, без плана, без ценного содержания. То, что я предлагаю читателю здесь, почти исключительно русские воспоминания. Своих заграничных испытаний, впечатлений, встреч, отношений к тамошней интеллигенции, за целых тридцать с лишком лет, я в подробностях касаться не. Там я сравнительно гораздо больше занимаюсь и характеристикой разных сторон французской и английской жизни, чем даже нашей в этих русских воспоминаниях.

И самый план той книги — иной. Он имеет еще более объективный характер. Встречи мои и знакомства с выдающимися иностранцами из которых все известности, а многие и всесветные знаменитости я отметил почти целиком, и галерея получилась обширная — до полутораста лиц. Если читателю моих русских воспоминаний было бы интересно сопоставить оба отдела моей жизни, я, к сожалению, не могу еще удовлетворить его желание, но не по своей вине.

И Пушкин употреблял это слово, и в прямом смысле, а не в одном том ироническом значении, какое придают ему. Но свою умственную дорогу нас заставили самих решить еще годом раньше, при переходе в четвертый класс гимназии, то есть по четырнадцатому году. Было это при министре просвещения Ширинском-Шихматове.

Когда мы к 1 сентября собрались после молебна, перед тем как расходиться по классам, нам, четвероклассникам, объявил инспектор, чтобы мы, поговорив дома с кем нужно, решили, как мы желаем учиться дальше: От нас потребовали, даже от тех, кто пожелает продолжать латынь — обозначить еще, какой факультет мы выбираем. И по всей гимназии наделал шуму ответ гимназиста 5-го класса С—на, который написал: Второе отделение было физико-математическое.

Я нарочно начинаю с гимназии. Место учения, где вы просидели семь лет, дает если не всему, то многому основной тон. В моем родном городе Нижнем где я родился и жил безвыездно почти до окончания курса и тогда уже было два средних заведения: Институт превратился позднее в полуоткрытое заведение, но тогда он был еще интернатом и в него принимали исключительно детей потомственных и личных дворян.

Сюртуков у них не было, а только мундиры с фалдочками как у гимназистов и куртки. Выбор гимназии состоялся не. Меня хотели было отдавать в кадеты. Была речь и об училище правоведения. В институт не отдали, вероятно для того, чтобы держать меня дома, а также и оттого, что гимназия дешевле. Поверят ли мне, что во все семь лет учения годовая плата была пять рублей?! Ее вносили в полугодия, да и то бывали недоимщики. Вся гимназическая выучка — с правом поступить без экзамена в университет своего округа — обходилась в 35 рублей!

Нельзя придумать более доступного, демократического заведения! Оно было им и по составу учеников, как везде. За исключением крепостных, принимали из всех податных сословий.

Но дворяне и крупные чиновники не пренебрегали гимназией для детей своих, и в нашем классе очутилось больше трети барских детей, некоторые из самых первых домов в городе.

А рядом — дети купцов, мелких приказных — мещан и вольноотпущенных. Один из наших одноклассников оказался сыном бывшего дворового отца своего товарища. Но когда я писал этот роман, я еще близко стоял ко времени моей юности. Краски наложены, быть может, гуще, чем бы я это сделал.

знакомства с иностранцами millionvizitov znakomstva htm

В общем верно, но полной объективности еще. Если все сообразить и одно к другому прикинуть, то выйдет, что все было еще гораздо лучше, чем могло бы быть, и при этом не забывать, какое тогда стояло время. Начать с того, что мы, мальчуганами по десятому году, уже готовили себя к долголетнему ученью и добровольно.

Но меня еще за год до поступления в первый класс учил латыни бывший приемыш-воспитанник моей тетки, кончивший курс в нашей же гимназии. Некоторых из нас рано стали учить и новым языкам; но не это завлекало, не о светских успехах мечтали мы, а о том, что будем сначала гимназисты, а потом студенты.

Мечтали, и это великое дело! Студент рисовался нам как высшая ступень для того, кто учится. У него шпага и треугольная шляпа.

Вот почему целая треть нашего класса решили сами, по четырнадцатому году, продолжать учиться латыни, без всякого давления от начальства и от родных.

Из всех нас а в классе было до тридцати человек только двое собирались в юнкера: Но дело в том, что общий гнет совсем не чувствовался нами так, как принято признавать до сих пор в русской публицистике. Меня дома держали строже, чем кого-либо из моих одноклассников; но эта строгость была больше внешняя, да и то по известным только пунктам. Самый главный, от которого приходилось всего обиднее, это — надзор, в виде гувернера, запрет ходить одному по улице, посещать своих товарищей без дозволения.

Остальные —особенно дети мелких чиновников и разночинцев — пользовались большой свободой. Да и в гимназии мы не знали настоящего гнета.

Начальство, когда мы стали подрастать, то есть директор и инспектор, не внушало нам страха. Мы над ними, за глаза, подсмеивались. Секли в нашей гимназии только до четвертого класса. Да и большинство никогда не проходило через эти экзекуции. Учили нас плохо, духовное влияние учителей было малое. Но нас не задергивали, не муштровали, у нас было много досуга и во время самых классов читать и заниматься чем угодно.

Много не учебных книжек, журналов и романов, прочитывалось на уроках. И первые по счету мы сидели по успехам ученики всего больше уклонялись от классной дисциплины. Уроки они знали хорошо. Сидеть и слушать, как отвечают другие, — скука. Они читали или писали переводы и упражнения для приятелей, Мой товарищ по гимназии, впоследствии заслуженный профессор Петербургского университета В.

Лебедев, поступил к нам в четвертый класс и прямо стал слушать законоведение. Но он был дома превосходно приготовлен отцом, доктором, по латинскому языку и мог даже говорить на.

Он всегда делал нам переводы с русского в классы словесности или математики, иногда нескольким плохим латинистам зараз. И кончил он с золотой медалью.

Да и дома приготовление уроков брало каких-нибудь два часа. Тяжелых письменных работ мы не знали. В результате — плохая школьная выучка; но охота к чтению и гораздо большая развитость, чем можно бы было предположить по тем временам. Дурного я от этого не видал. Тех, кто был держан строго, в смысле барских запретов, жизнь в других слоях общества скорее привлекала, была чем-то вроде запретного плода.

Ешевского брата покойного профессора Московского университета, которого я уже не застал в гимназии — сильно похвалил, находя в них достоинства во вкусе тогдашних повестей Григоровича. Мы все изумлялись тому, как он мог написать такие два очерка, и даже заподозрили подлинность этого сочинительства.

Беллетриста из него не вышло, а только чиновник, кажется провиантского ведомства. Рецензия профессора Булича привела меня в некоторое смущение и посбавила моей школьной славы. Хотя я и не мечтал еще тогда пойти со временем по чисто писательской дороге, однако, сколько помню, я собирался уже тайно послать мой рассказ в редакцию какого-то журнала, а может, и послал.